Skip to main content

Пульсирующая интеграция и советское возрождение снизу

.

Интересная особенность политической культуры пост-советского пространства: пульсирующая интеграция. Представители властной и интеллектуальной элиты России, Белоруссии, Казахстана, Армении, Киргизии, Таджикистана, а отчасти – и других республик бывшего СССР с ностальгией вспоминают об общем советском прошлом, в полу-официальном порядке сожалеют о распаде СССР. Но тут же добавляют: нельзя два раза войти в одну и ту же воду, советское пространство принадлежит прошлому. Но все мы – за интеграцию, развитие связей и прочие политкорректные блага дружбы и сотрудничества.

В основе этих рассуждений лежат не только личные настроения государственных мужей и интеллигенции, но и настроения многомиллионных масс жителей бывшего Союза. Ностальгия по СССР (в большей степени как по стране, в меньшей – как по социальной системе) встречается на каждом шагу и в России, и в Белоруссии, и на (в) Украине, и в Средней Азии. Сообщу по секрету – мне доводилось сталкивается с этой ностальгией даже среди литовцев и латышей. Но только никому не рассказывайте – там подобные разговоры возможны только тет-а-тет. Поездки по бывшему СССР эмпирически доказали мне, что советский народ не только существовал как некая общность, но и существует до сих пор, как важная составляющая идентичности человека. В СССР люди были одновременно и советскими людьми, и представителями определенной национальности, этноса. Причем большинство ощущало себя советскими людьми в большей степени, чем русскими, украинцами, армянами или татарами. Лишь в некоторых регионах (например, в Прибалтике и западной Украине) национальная идентичность преобладала. В наше время национальная идентичность преобладает. Но что удивительно – и советская не исчезла. Сегодня советская идентификация кажется невероятной, но она присутствует, читается в мировоззрении людей, иногда сильнее, чем этнический фактор. Советских людей не следует путать с коммунистами и с русскими ближнего зарубежья – эти множества пересекаются, но не совпадают. Советские люди узнают друг друга после первых пяти минут разговора.

Властные и хозяйственные элиты учитывают эти настроения, тем более, что перспектива некоего общего рынка на просторах СНГ весьма соблазнительна с коммерческой точки зрения (в Евросоюзе им хозяйствовать куда сложнее). Созываются международные конференции, подписываются многообещающие соглашения о намерениях, тихонько распиливаются откаты… Затем следует бурная активность, стороны упираются в какую-то запятую в проекте окончательного «прорывного» соглашения, одновременно Газпром взвинчивает цены до «рыночного уровня», и дружбу венчает очередная торгово-энергетическая война. Интеграционный импульс сменяется центробежной тенденцией. Когда дым рассеивается, руководители стран снова говорят о том, что несмотря ни на что, они будут строить новые союзные (или там – партнерские) отношения, что они союзники, народы братья и т.д.

Стремление возродить наше общее пространство (путь и не в границах 1990 года) исходит прежде всего снизу, и верхи реагируют на это давление советской идентичности, стремясь набрать дополнительные очки. Они и сами бы не против «интегрироваться». Но Зюганов напрасно надеется на восстановление Советского Союза сверху, путем обратного объединения государств. Существующие властные и бизнес-элиты были сформированы под условия «независимости». Они умеют играть только по этим правилам, пилить бюджет и ресурсы. Советское пространство существовало как производственный комплекс. Соответственно, для него нужна социальная структура, ориентированная именно на широкое производство. И всякие потуги начать «пилить» вместе натыкаются на недоговоренности насчет маржи и откатов. В каждой из стран в конце концов отношения «разруливает» государственная «крыша», которой в СНГ нет.

Сложившаяся после распада СССР ситуация – это результат не столько «национального возрождения» и «стремления народов к свободе» (часть этих народов вскоре сдали свой суверенитет Евросоюзу), сколько возникновение определенных социальных отношений. Индустриальное общество СССР не смогло перейти к решению пост-индустриальных задач. Ударившись об этот барьер, но стало разрушаться, причем социально-политическая структура стала сдвигаться от индустриальной к более архаичной, ориентированной не на интеграцию, а на феодальный раздел территории. Преодоление этих отношений, тесно связанное с освобождением энергии интеграции, невозможно сверху, через те силы, которые органически заинтересованы в дезинтеграции. В правящей элите есть отдельные люди, готовые содействовать реинтеграции и ремодернизации с дальнейшим преодолением пост-индустриального барьера. Но они всегда будут уравновешены преобладающим противником. А вот в сфере общества – соотношение сил другое. Советская идентичность составляет питательную почву для разворота разрушительных тенденций вспять. Интеграция может быть успешна, только если мы будем действовать в этом направлении независимо от настроений правителей, если мы будем помнить, что наши интересы – это не интересы Газпрома, что «мы» — это и россияне, и белорусы, и украинцы, и казахи, и другие граждане пост-советских государств, которые стремятся к интеграции. О «они» — это и русские, и какие угодно по национальности деятели, стремящиеся углубить разделы и раздоры на территории бывшего СССР.

Новый порядок, возникший в 1991 г., кажется незыблемым. Как казался незыблемым Советский Союз в 1984 году. Но сохранить статус-кво на нашем пространстве нельзя – здесь возможны только два процесса – Или дальнейшая дезинтеграция и поглощение отколовшихся фрагментов (уже России) западом, югом и востоком, или реинтеграция, Возрождение пространства. Реинтеграция может быть успешной только снизу, когда власть является не демиургом процесса, а хотя бы не мешает ему. Но такая интеграция – это не просто возрождение общения, но и создание новых форм самоорганизации (вспомним, что слово «советский», происходит от возникших в 1905 г. структур самоорганизации — советов), способных вытеснять полу-феодальные отношения, основанные на дележе территории. Таким образом – путь к устойчивой интеграции пост-советского пространства, возможность остановить сползание наших стран в Третий мир и контрмодерн – это Советское Возрождение снизу.

Александр Шубин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

SovietHistory » История XXI века » Пульсирующая интеграция и советское возрождение снизу