Skip to main content

Мифы о Феврале

Я изучаю современные исторические мифы и изучаю Февральскую революцию. Наша нынешняя встреча находится на перекрестье этих двух тем. Политики и публицисты оперируют мифами, мы, историки, исследуем реальность и ее соотношение с мифами. Миф — это не урок, извлекаемый из прошлого. Это урок, извлекаемый из настоящего. У политиков и публицистов есть сегодняшняя точка зрения, и они начинают судить в соответствии с ней людей того времени и подтверждать свою точку зрения, подбирая соответствующий материал из копилки исторических фактов. Но ведь была и реальность, на разговор о которой, как часто бывает, не хватает времени в рамках регламента.

Я могу в его рамках лишь перечислить основные мифы о Февральской революции, а за аргументацией отослать к моей только что опубликованной работе: Шубин А.В. Мифы Февральской революции. // Масоны и Февральская революция. М., 2007.

Итак, миф первый: «Если бы не война!» Война была ускорителем событий, она отягощала их развитие, но не была их первопричиной. Великая французская революция произошла не из-за войны. Революция 1905 года началась не после первых поражений Русско-японской войны, а после «Кровавого воскресения». И 9 января рабочие несли лозунги не о войне, а о своей тяжелой жизни. Уже тогда назрел кризис, который позднее вызвал и Февральскую революцию.

Война, конечно, ускоритель кризиса, но кризис-то был. Он неудержимо нарастал с начала века. И столыпинские реформы его не преодолели. А раз так, давайте присматриваться к кризису, и тогда мы поймем, почему произошла революция, и возможна ли она, кстати, сейчас.

Я вот не работаю в «соответствующих структурах» и поэтому могу ответить на вопрос, заданный В. Суркову: возможна ли революция? Ведь он поставил перед нами благородную задачу перехода от индустриального к постиндустриальному обществу. Это задача межформационного перехода. Где межформационный переход – там и революция. Очень трудно пройти через тернии к звездам, не зацепившись за колючки. История XXI века обещает быть интересной.

Миф второй: «Кто организовал?» Из сказанного ясно, что революцию «организовала» социальная ситуация. Но ведь революция могла произойти в 17-ом, 18-ом, в 20-ом, 22-ом году. Но кто-то должен инициировать развитие событий. И здесь у нас большой перечень мифических «темных сил». При том, что каждая из них реальна, они как организаторы революции «не тянут», если мы говорим не о мифе, а о реальных доказательствах версий.

Кто же в этом списке? Прежде всего, немцы, конечно. Да, все видели документы, посвященные деятельности Гельфанда (кстати, не понимаю, почему он «олигарх», ведь олигарх – все-таки человек, у власти находящийся). Но ведь эти документы надо не только видеть, их надо еще читать внимательно. Из них вырисовывается образ такого прохиндея, который обманывает германское правительство. Дайте миллион – в январе 1916-го года будет революция, нет проблем! Деньги дали – нет революции. Больше до Февраля 1917 г. таких денег не давали. Позже революция свершилась. Ну что же, Гельфанд мог записать себе на счет и деньги, и заслуги. Но только наивные люди могут считать его организатором Февральской революции.

Еще — англичане. Почему англичане? В одной книге звучит – потому что не немцы. Ну если не немцы, то явно англичане. Потом выстраиваются сложные цепочки плохо увязанных между собой аргументов, почему англичане хотели разрушить своего союзника еще до того, как в войну вступили США. Спору нет — и это хорошо известно – что британские дипломаты симпатизировали конституционалистам в России. Но пока не найдено доказательств, что они имеют какое-то отношение к началу массовых волнений в Петрограде, без которых Февральская революция была бы невозможна. И вряд ли такие доказательства будут найдены – если бы англичане были бы «причастны», то они не скрывали бы это во время триумфа революции весной 1917 г.

Какой же заговор начала века – и без масонов. Существуют две крайние точки зрения: масоны как ничтожный фактор (это уже устаревшая точка зрения Авреха), и масоны как архитекторы революции. Не вдаваясь в сравнение аргументов, высказанных по этому поводу, могу сообщить вывод, который вытекает из имеющихся доказательств: масоны не организовали Февральскую революцию. Кто утверждает, что масоны были ее «архитекторами», пусть представит новые доказательства, тогда посмотрим. Пока они не найдены. Масоны сыграли свою роль в истории Великой российской революции в другом отношении – они оказывали некоторое влияние на Временное правительство.

Чтобы понять, кто организовал Февральскую революцию, для начала нужно спуститься с элитарных верхов в  толщу общества, присмотреться к межрайонцам, эсерам, социальным движениям.

Третий миф: «Психоз хулиганов». Революция, знаете ли, творится людьми безответственными, хулиганами – об этом еще Государыня писала. Армия сражается, а эти «хулиганы» втыкают ей нож в спину. И вот сегодня сытые люди рассуждают: но ведь и петроградцы-то не голодали, это ж не Ленинградская блокада. Мне нравится это сравнение! Из вас никто не пытался жить по нормам Ленинградской блокады? Ленинградская блокада – это уровень вымирания. Но все же ленинградцы, когда они вымирали, не видели, что у них на глазах кто-то прекрасно питается в ресторанах. А в Петрограде видели.

Сегодня у нас принято обращаться к Солженицыну, хотя он все-таки писатель, а не историк. Но хорошо, он – лидер обличителей революционного движения, посмотрим на его аргументы. И даже если мы возьмем цифры Солженицына, получается, что в Петрограде на 10 дней оставалось по 400 грамм хлеба на человека. Это при  условии идеального распределения, которого не было. Поживите 10 дней на 400 грамм, и я посмотрю на ваше революционное настроение.

Психоз. Очень модное слово, брошенное Милюковым, и сейчас подхваченное некоторыми историками. Когда я читаю эти книги, мне хочется отослать людей к справочнику по психиатрии. Вы сначала изучите, что такое психоз, что такое стресс, а потом употребляйте эти умные слова. Употребляются они к месту и не к месту. Использование достижений психологии и психиатрии — продуктивное направление историографии (если оно когда-нибудь возникнет всерьез). Важно понимать, что такое массовая психология и как конкретно психология человека меняется в условиях революции. Но это требует серьезного ответственного исследования. А какое может быть исследование, раз пишущий заранее знает ответ. Это – мифический ответ. Если люди начали вести себя не так, как положено добропорядочному мещанину, не подчиняться полиции, вообще творить такие революционные безобразия – это теперь значит «психоз», конечно. С точки зрения другого добропорядочного мещанина, который взялся писать историю девяносто лет спустя. Но в эту психиатрическую картину никак не вписываются 400 грамм хлеба на человека.

Четвертый миф: «Добрый государь». Николай II представляется эдаким непротивленцем. Э. Радзинский своими историями внес вклад в формирование этого мифа, за что я его уже критиковал прежде. Так что сегодня его выступление меня в хорошем смысле слова поразило. Действительно, революция была неизбежна, и государь действительно не был непротивленцем. Этот «непротивленец» шлет известную телеграмму Хабалову, о том, что беспорядки должны быть немедленно прекращены. На что Хабалов разводит руками – «стрелять надо»? Она показывает, что Николая ничему не научило «Кровавое воскресение».

О шулерском поведении во время отречения здесь было сказано. Я не буду повторяться.

Пятый миф: «Революцию было легко подавить». Простоодним щелчком можно было подавить эту революцию. Ну, собрался какой-то сброд. Да, рабочие. Хулиганы. Идут под пули. Не приходилось никому ходить под пули, хотя бы в 93-м году? Это вообще-то жутко. Но они все равно идут под пули. Падают. Но все равно новые люди идут и идут. Ну, ладно, у них «психоз» (от недоедания).

Солдаты в соответствии с мифом – сущий сброд, только новобранцы. Но ведь в Петрограде были не только одни новобранцы. Что же они не разогнали этот «сброд», если все так просто? Отряд Кутепова был составлен из войск, казавшихся надежными. И тем не менее, отряд этот рассосался по дороге по Невскому проспекту. Никто не хотел умирать, и главное, никто не хотел убивать. Павловцы рискнули 26-го числа (не 27-го, а 26-го числа!) выступить против стрельбы в народ, и готовились пострадать за это. Они-то не знали, что свершится революция!

И вот теперь подумайте о мотивах генералов. Вы снимаете войска с фронта для того, что что-нибудь сделать с Петроградом. А у вас начинает полыхать Москва! Уже 28-го числа. И еще «загорается» Нижний Новгород! А не преступление ли – разворачивать войну на два фронта? Когда у вас немец стоит у Бреста. Новый декабрь 1905-го года грядет. А ведь тогда восстание подавили не «одним щелчком» Нам легко их судить, а генералы тогда не знали, что потом получилось. Но мы все сильны задним умом.

И последний миф, о котором хотелось сказать сегодня: «Демократическое Временное правительство». Об этом уже говорил Г. Павловский, спасибо ему, я могу быть краток.

Это правительство не было демократическим, и демократические принципы не несут никакой ответственности за его печальную судьбу. Оно взяло на себя абсолютную власть, которую потом, естественно, не могло употребить, потому что революция есть революция. Это правительство взяло на себя абсолютную власть вопреки закону – оно по существу распустило Государственную Думу, не создав никакого другого представительного органа взамен. И советская самоорганизация была попыткой возместить дефицит обратной связи между властью и обществом. Без такой организованной связи политический кризис обостряется. Правительство делает одно, а страна идет в совершенно другую сторону. И как они цеплялись за абсолютную власть, как упирались! Даже после Демократического совещания, когда уже большинство политических сил пришло к мысли о необходимости создания временного представительного органа, Керенский отказался это делать. Что же удивляться, что Временное правительство оказалось в изоляции перед лицом большевиков.

Мы здесь говорили об уроках революции, и напоследок я тоже скажу об уроке. Правители заявляли, что стране нужны преобразования, но социальных реформ не проводили. Вроде бы ждали Учредительного собрания. Вся страна кричала и рыдала: ну ради чего мы делали эту революцию?! Нужны социальные преобразования! А их нет и нет. Кадеты и правые социалисты блокировали преобразования – даже те, которые следовали из их программы. А кто пытался сделать хоть шаг в этом направлении, как Чернов, тому тут же «давали по рукам». Причина заключалась в том, что правые хотели идти не туда, куда стремилось большинство населения. Их политику могла осуществить только репрессивная диктатура (отсюда и симпатии к Корнилову).

Здесь сказали, что в Феврале к власти пришли радикалы. Я скажу – бывшие радикалы. Это были крайне умеренные люди. И первоначально они пользовались широким мандатом доверия, у них были высочайшие, как бы сейчас сказали, «рейтинги».

Большевики кричат: долой министров-капиталистов! Что это значит? — Мы доверяем остальным министрам. А кто эти остальные министры? А это министры-социалисты. Как они говорили о себе, наше знамя овеяно в сражениях, в дыму взрывов бомб Каляева и других героев. Но теперь они несли на себе огромную ответственность, и в этих условиях не решились даже на умеренные преобразования. И их «рейтинги» обрушились. Это – урок. Возможно, только задним умом и можно понять этот урок. Если у вас такие кричащие социальные проблемы в стране, язвы нужно лечить как можно скорее. Нельзя с этим ждать. Нельзя искать компромиссов с капиталом до бесконечности, когда в стране бедствуют миллионы. Не будете лечить терапевтически, придут большевики и будут лечить хирургически.

Мифы о Феврале

Выступление на конференции в РГГУ (2007 г.)

Я изучаю современные исторические мифы и изучаю Февральскую революцию. Наша нынешняя встреча находится на перекрестье этих двух тем. Политики и публицисты оперируют мифами, мы, историки, исследуем реальность и ее соотношение с мифами. Миф — это не урок, извлекаемый из прошлого. Это урок, извлекаемый из настоящего. У политиков и публицистов есть сегодняшняя точка зрения, и они начинают судить в соответствии с ней людей того времени и подтверждать свою точку зрения, подбирая соответствующий материал из копилки исторических фактов. Но ведь была и реальность, на разговор о которой, как часто бывает, не хватает времени в рамках регламента.

Я могу в его рамках лишь перечислить основные мифы о Февральской революции, а за аргументацией отослать к моей только что опубликованной работе: Шубин А.В. Мифы Февральской революции. // Масоны и Февральская революция. М., 2007.

Итак, миф первый: «Если бы не война!» Война была ускорителем событий, она отягощала их развитие, но не была их первопричиной. Великая французская революция произошла не из-за войны. Революция 1905 года началась не после первых поражений Русско-японской войны, а после «Кровавого воскресения». И 9 января рабочие несли лозунги не о войне, а о своей тяжелой жизни. Уже тогда назрел кризис, который позднее вызвал и Февральскую революцию.

Война, конечно, ускоритель кризиса, но кризис-то был. Он неудержимо нарастал с начала века. И столыпинские реформы его не преодолели. А раз так, давайте присматриваться к кризису, и тогда мы поймем, почему произошла революция, и возможна ли она, кстати, сейчас.

Я вот не работаю в «соответствующих структурах» и поэтому могу ответить на вопрос, заданный В. Суркову: возможна ли революция? Ведь он поставил перед нами благородную задачу перехода от индустриального к постиндустриальному обществу. Это задача межформационного перехода. Где межформационный переход – там и революция. Очень трудно пройти через тернии к звездам, не зацепившись за колючки. История XXI века обещает быть интересной.

Миф второй: «Кто организовал?» Из сказанного ясно, что революцию «организовала» социальная ситуация. Но ведь революция могла произойти в 17-ом, 18-ом, в 20-ом, 22-ом году. Но кто-то должен инициировать развитие событий. И здесь у нас большой перечень мифических «темных сил». При том, что каждая из них реальна, они как организаторы революции «не тянут», если мы говорим не о мифе, а о реальных доказательствах версий.

Кто же в этом списке? Прежде всего, немцы, конечно. Да, все видели документы, посвященные деятельности Гельфанда (кстати, не понимаю, почему он «олигарх», ведь олигарх – все-таки человек, у власти находящийся). Но ведь эти документы надо не только видеть, их надо еще читать внимательно. Из них вырисовывается образ такого прохиндея, который обманывает германское правительство. Дайте миллион – в январе 1916-го года будет революция, нет проблем! Деньги дали – нет революции. Больше до Февраля 1917 г. таких денег не давали. Позже революция свершилась. Ну что же, Гельфанд мог записать себе на счет и деньги, и заслуги. Но только наивные люди могут считать его организатором Февральской революции.

Еще — англичане. Почему англичане? В одной книге звучит – потому что не немцы. Ну если не немцы, то явно англичане. Потом выстраиваются сложные цепочки плохо увязанных между собой аргументов, почему англичане хотели разрушить своего союзника еще до того, как в войну вступили США. Спору нет — и это хорошо известно – что британские дипломаты симпатизировали конституционалистам в России. Но пока не найдено доказательств, что они имеют какое-то отношение к началу массовых волнений в Петрограде, без которых Февральская революция была бы невозможна. И вряд ли такие доказательства будут найдены – если бы англичане были бы «причастны», то они не скрывали бы это во время триумфа революции весной 1917 г.

Какой же заговор начала века – и без масонов. Существуют две крайние точки зрения: масоны как ничтожный фактор (это уже устаревшая точка зрения Авреха), и масоны как архитекторы революции. Не вдаваясь в сравнение аргументов, высказанных по этому поводу, могу сообщить вывод, который вытекает из имеющихся доказательств: масоны не организовали Февральскую революцию. Кто утверждает, что масоны были ее «архитекторами», пусть представит новые доказательства, тогда посмотрим. Пока они не найдены. Масоны сыграли свою роль в истории Великой российской революции в другом отношении – они оказывали некоторое влияние на Временное правительство.

Чтобы понять, кто организовал Февральскую революцию, для начала нужно спуститься с элитарных верхов в  толщу общества, присмотреться к межрайонцам, эсерам, социальным движениям.

Третий миф: «Психоз хулиганов». Революция, знаете ли, творится людьми безответственными, хулиганами – об этом еще Государыня писала. Армия сражается, а эти «хулиганы» втыкают ей нож в спину. И вот сегодня сытые люди рассуждают: но ведь и петроградцы-то не голодали, это ж не Ленинградская блокада. Мне нравится это сравнение! Из вас никто не пытался жить по нормам Ленинградской блокады? Ленинградская блокада – это уровень вымирания. Но все же ленинградцы, когда они вымирали, не видели, что у них на глазах кто-то прекрасно питается в ресторанах. А в Петрограде видели.

Сегодня у нас принято обращаться к Солженицыну, хотя он все-таки писатель, а не историк. Но хорошо, он – лидер обличителей революционного движения, посмотрим на его аргументы. И даже если мы возьмем цифры Солженицына, получается, что в Петрограде на 10 дней оставалось по 400 грамм хлеба на человека. Это при  условии идеального распределения, которого не было. Поживите 10 дней на 400 грамм, и я посмотрю на ваше революционное настроение.

Психоз. Очень модное слово, брошенное Милюковым, и сейчас подхваченное некоторыми историками. Когда я читаю эти книги, мне хочется отослать людей к справочнику по психиатрии. Вы сначала изучите, что такое психоз, что такое стресс, а потом употребляйте эти умные слова. Употребляются они к месту и не к месту. Использование достижений психологии и психиатрии — продуктивное направление историографии (если оно когда-нибудь возникнет всерьез). Важно понимать, что такое массовая психология и как конкретно психология человека меняется в условиях революции. Но это требует серьезного ответственного исследования. А какое может быть исследование, раз пишущий заранее знает ответ. Это – мифический ответ. Если люди начали вести себя не так, как положено добропорядочному мещанину, не подчиняться полиции, вообще творить такие революционные безобразия – это теперь значит «психоз», конечно. С точки зрения другого добропорядочного мещанина, который взялся писать историю девяносто лет спустя. Но в эту психиатрическую картину никак не вписываются 400 грамм хлеба на человека.

Четвертый миф: «Добрый государь». Николай II представляется эдаким непротивленцем. Э. Радзинский своими историями внес вклад в формирование этого мифа, за что я его уже критиковал прежде. Так что сегодня его выступление меня в хорошем смысле слова поразило. Действительно, революция была неизбежна, и государь действительно не был непротивленцем. Этот «непротивленец» шлет известную телеграмму Хабалову, о том, что беспорядки должны быть немедленно прекращены. На что Хабалов разводит руками – «стрелять надо»? Она показывает, что Николая ничему не научило «Кровавое воскресение».

О шулерском поведении во время отречения здесь было сказано. Я не буду повторяться.

Пятый миф: «Революцию было легко подавить». Простоодним щелчком можно было подавить эту революцию. Ну, собрался какой-то сброд. Да, рабочие. Хулиганы. Идут под пули. Не приходилось никому ходить под пули, хотя бы в 93-м году? Это вообще-то жутко. Но они все равно идут под пули. Падают. Но все равно новые люди идут и идут. Ну, ладно, у них «психоз» (от недоедания).

Солдаты в соответствии с мифом – сущий сброд, только новобранцы. Но ведь в Петрограде были не только одни новобранцы. Что же они не разогнали этот «сброд», если все так просто? Отряд Кутепова был составлен из войск, казавшихся надежными. И тем не менее, отряд этот рассосался по дороге по Невскому проспекту. Никто не хотел умирать, и главное, никто не хотел убивать. Павловцы рискнули 26-го числа (не 27-го, а 26-го числа!) выступить против стрельбы в народ, и готовились пострадать за это. Они-то не знали, что свершится революция!

И вот теперь подумайте о мотивах генералов. Вы снимаете войска с фронта для того, что что-нибудь сделать с Петроградом. А у вас начинает полыхать Москва! Уже 28-го числа. И еще «загорается» Нижний Новгород! А не преступление ли – разворачивать войну на два фронта? Когда у вас немец стоит у Бреста. Новый декабрь 1905-го года грядет. А ведь тогда восстание подавили не «одним щелчком» Нам легко их судить, а генералы тогда не знали, что потом получилось. Но мы все сильны задним умом.

И последний миф, о котором хотелось сказать сегодня: «Демократическое Временное правительство». Об этом уже говорил Г. Павловский, спасибо ему, я могу быть краток.

Это правительство не было демократическим, и демократические принципы не несут никакой ответственности за его печальную судьбу. Оно взяло на себя абсолютную власть, которую потом, естественно, не могло употребить, потому что революция есть революция. Это правительство взяло на себя абсолютную власть вопреки закону – оно по существу распустило Государственную Думу, не создав никакого другого представительного органа взамен. И советская самоорганизация была попыткой возместить дефицит обратной связи между властью и обществом. Без такой организованной связи политический кризис обостряется. Правительство делает одно, а страна идет в совершенно другую сторону. И как они цеплялись за абсолютную власть, как упирались! Даже после Демократического совещания, когда уже большинство политических сил пришло к мысли о необходимости создания временного представительного органа, Керенский отказался это делать. Что же удивляться, что Временное правительство оказалось в изоляции перед лицом большевиков.

Мы здесь говорили об уроках революции, и напоследок я тоже скажу об уроке. Правители заявляли, что стране нужны преобразования, но социальных реформ не проводили. Вроде бы ждали Учредительного собрания. Вся страна кричала и рыдала: ну ради чего мы делали эту революцию?! Нужны социальные преобразования! А их нет и нет. Кадеты и правые социалисты блокировали преобразования – даже те, которые следовали из их программы. А кто пытался сделать хоть шаг в этом направлении, как Чернов, тому тут же «давали по рукам». Причина заключалась в том, что правые хотели идти не туда, куда стремилось большинство населения. Их политику могла осуществить только репрессивная диктатура (отсюда и симпатии к Корнилову).

Здесь сказали, что в Феврале к власти пришли радикалы. Я скажу – бывшие радикалы. Это были крайне умеренные люди. И первоначально они пользовались широким мандатом доверия, у них были высочайшие, как бы сейчас сказали, «рейтинги».

Большевики кричат: долой министров-капиталистов! Что это значит? — Мы доверяем остальным министрам. А кто эти остальные министры? А это министры-социалисты. Как они говорили о себе, наше знамя овеяно в сражениях, в дыму взрывов бомб Каляева и других героев. Но теперь они несли на себе огромную ответственность, и в этих условиях не решились даже на умеренные преобразования. И их «рейтинги» обрушились. Это – урок. Возможно, только задним умом и можно понять этот урок. Если у вас такие кричащие социальные проблемы в стране, язвы нужно лечить как можно скорее. Нельзя с этим ждать. Нельзя искать компромиссов с капиталом до бесконечности, когда в стране бедствуют миллионы. Не будете лечить терапевтически, придут большевики и будут лечить хирургически.

Выступление А.В.Шубина на конференции в РГГУ (2007 г.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

SovietHistory » Советская история » Мифы о Феврале