Skip to main content

Контрреволюция или самооборона (русско-народная дружина в Уратюбе)

.

А.М. Гафуров — Заведующий отделом новейшей истории Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониша АН Республики Таджикистан, кандидат исторических наук

«Историческое пространство», 2008

Период 80-90-е годов ХХ в. характеризовались острейшими противоречиями в общественной жизни Республики Таджикистан, что было связано с поисками выхода из политического и экономического кризиса. Это привело к появлению новых политических партий и движений.
В этой связи особую ценность представляет опыт сотрудничества и взаимоотношений партий и течений, действовавших в 1917—1921 гг. на территории Таджикистана. Именно в этот период, в обстановке борьбы за власть, хозяйственной разрухи, осуществлялась совместная работа большевиков с меньшевиками, эсерами, другими национальными и религиозными течениями.

Но, к сожалению, до настоящего времени у нас еще недостаточно исследованы конкретные политические партии и течения. В Северном Таджикистане действовали в те годы и левые эсеры, и меньшевики, и монархисты, и мусульманские организации вроде «Шурои исломия», «Улемо», другие организации, но глубокие исследования, показывающие политическую платформу этих течений, до сих пор отсутствуют.

Мы знаем, что на просторах Советского Союза после Февральской революции и II Всероссийского съезда Советов, деятельность политических партий проходила в единой системе складывающегося государственного механизма, в обстановке оппозиционного движения, а в 1920-е гг. все политические партии, за исключением большевиков, исчезли с политической арены, чему способствовала политика коммунистического режима. История Таджикистана периода Российской революции, пожалуй, является самым противоречивым и сложным в истории последнего столетия.

В эти годы проходили главные, судьбоносные события ХХ века. Хотя, казалось бы, события этого периода изучены вдоль и поперек, всё ещё присутствуют вопросы, изучение которых остается актуальным. В советское время ученые, исходя из идеологических соображений, не обратили особого внимания на деятельность тех политических партий и течений, которые не поддерживали большевиков и имели дру¬гие взгляды на пути дальнейшего развития общества. К таковым относится деятельность меньшевиков, левых эсеров, му¬сульманских организаций и течений.

Авторы трудов по этим проблемам обходили проблему поверхностными оценками, и их работы не блестали глубоким анализом проблем. Одним из таких вопросов является история появления и деятельность русско-народной дружины (РНД) в городе Уратюбе, функционировавшей с февраля по июль 1918 года. Актуальность изучения новейшей истории древнего города Уратюбе возросла также в связи с празднованием 25ОО-летия города в 2003 г.

История создания РНД затрагивается в работах Каримова Т.Р. «Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Северном Таджикистане» (Сталинабад, 1957); Хайдарова Г.Х. «Очерки истории социалистического строительства в Северном Таджикистане (1917—1937 гг.)» (Душанбе, 1974); Ионовой В.М. «Коммунисты Северного Таджикистана в борьбе за власть Советов (1917-23 гг.)» (Душанбе, 1968); Иркаева М. «История гражданской войны в Таджикистане» (Душанбе, 1971); в многотомной «Истории таджикского народа» и «Истории Таджикской ССР», а также в работах узбекских исследователей Т. Кельдиева «Разгром контрреволюции в Ферганской и Самаркандской областях Туркестанской. АССР» (Ташкент, 1959) и Х. Иноятова «Победа Советской власти в Туркестане» (Москва, 1978). Мнения о РНД в названных исследованиях разделяются. Х. Иноятов, характеризует РНД, как милицейский орган. Все остальные советские работы характеризуют РНД как националистический, провокационный, антинародный и контрреволюционный орган.

Тщательное изучение данных работ приводит к мысли, что все они носят поверхностный, односторонний анализ. Кроме того, примечателен тот факт, что все последующие авторы повторяют изложенное в работе Т. Каримова мнение по поводу этой дружины, и в их работах отсутствуют ссылки на источники, за исключением Р. Абулхаева, который при упоминании дружины ссылается на названную работу Каримова. Чтобы не быть голословным, приведем выдержки из су¬ществующих ныне работ по этой проблеме. В работе Т.Р. Каримова по освещению создания и дея¬тельности Русско-народной дружины отмечается: «... вооружившись и организовавшись против револю¬ционного движения местного населения, контрреволюционеры в то же время, стремились присоединить Уратюбе к Кокандской буржуазной автономии и этим спасти себя» .

На самом деле дружина обосновывает свое создание тем, что после ликвидации Кокандской авантюры на территории города усилилась активность вооружённых разбойничьих групп, что беспокоило мирное население. Или же: «Уратюбинская РНД за время своего существования – до июля 1918 года, воспрепятствовала осуществлению в районе всех указаний Советского правительства…» . В обнаруженных документах нет ни одного доказательства того, что дружина воспрепятствовала мероприятиям советской власти. Мусульманская рабочая и дехканская партия была образована в мае 1918 года. Первой задачей этой партии было образование Совета рабочих депутатов.

В результате выборов в Совет рабочих депутатов вошли и члены дружины Ножкин и Голубев. Это само по себе говорит о том, что дружина имела всего лишь цель охраны общественного порядка. И материалы свидетельствуют, что члены дружины не проявили никаких попыток помешать новым выборам. 10 июля был организован Уратюбинский Совет рабочих и дехканских депутатов. «Воспользовавшись ослаблением состава Уратюбинского Совета после демобилизации гарнизона, бывшие царские чиновники совместно с местной буржуазией и «агентами кокандских автономистов» стали распускать провокационные слухи о том, что якобы «туземцы» ввиду отсутствия прочной власти угрожают безопасность всего русского населения г. Уратюбе. Этой провокацией монархисты пытались замаскировать свою классовую сущность, свои интересы за интересы всего русского трудового населения…» .

На самом деле дружина ни в одном из своих обращений не обвиняла местное население в том, что она угрожает безо¬пасности русского населения города. Судя по документам, население было вооружено «вследствие появления в окрестно¬стях города разбойничьих вооруженных шаек, появившихся в изобилии после ликвидации «Кокандской авантюры», а также ввиду происшедшего самосуда туземцев над 5-ю подозреваемыми в убийстве» . Самосуд был допущен местной командой солдат только благодаря её малочисленности. Кроме того, причиной увеличения разбойных нападений был голод, охвативший регион в это время. «Восстановив городскую думу, 18 февраля заговорщики созвали под председательством того же Владимирова собрание населения русской части г. Уратюбе. на которое... явились одни чиновники и военные» .

На самом деле на собрании присутствовали все русские граждане города, в том числе начальник Уратюбинской почтово-телеграфной конторы Ножкин, солдат караульной команды Ручкин, фельдшер городской боль¬ницы Стемпневский, фельдшер ветеринарного пункта Тяпухин. А сам Владимиров впоследствии возглавлял Уратюбинский ревком в ноябре 1918 г. Т.Р. Каримов продолжает: «Кокандская автономия была также поддержана контрреволюционным заговором в Уратюбе...» . В «Истории таджикского народа» 1965 г. издания также искажается деятельность дружины. Там имеются следующие утверждения: «Агитаторы «автономистов» сопровождаемые вооруженной охраной, вели контрреволюционную пропаганду среди населения Ходжентского уезда. Однако, эта агитация была поддер¬жана лишь баями, буржуазией и русскими монархистами, в частности контрреволюционными силами Уратюбе. Члены Уратюбинской думы, распущенной Советом в сентябре 1917 г. и восстановленной после провозглашения «кокандской автономии», совместно с монархистами принимали активное участие в контрреволюционном мусульманском съезде в Самарканде.

Бывшие чиновники и военнослужащие старой царской армии организовали в феврале 1918 г. в Уратюбе так называемую «русско-народную дружину» якобы для защиты русского населения города на случай волнений. В действительности же вооружённые отряды дружины, противопоставив себя Совету и солдатских депутатов, ждали удобного момента, чтобы открыто выступать против Советской власти…» . Разгром Кокандской автономии ослабил позиции контрреволюции в Уратюбе и заставил ее искать новые формы маскировки своей деятельности. 3 марта при «русско-народной дружине» был создан совет, который по замыслу его организаторов должен был придать ей видимость демократического органа.

Представитель созданного Совета дружины юрист Владимиров выехал в Ташкент и 10 марта 1918 года добился приказа Совнаркома края, согласно которому дружина получила права ответственного органа власти. Приказ был подписан членом Совнаркома Агаповым, позднее открыто перешедшим в лагерь контрреволюции. Совет дружины, опасаясь всеобщего восстания, не решался взять власть без участия местной буржуазии. Поэтому в марте он обратился к городской управе с предложением пополнить состав дружины представителями мусульман. В качестве такого представителя в состав дружины был введён уратюбинский участковый комиссар Шо-Мирзо Шокаримбаев – взяточник и контрреволюционер.

13 апреля на заседании Совета дружины было решено ликвидировать Совет рабочих и солдатских депутатов Уратюбе, а его членов влить в состав дружины. Левоэсеровские депутаты Совета выразили готовность слиться с контрреволюционной дружиной. Но часть депутатов Совета во главе с большевиками отказалась распустить исполком Совета, и решила, опираясь на массы, начать работу против дружины. Однако предательство левых эсеров позволило контрреволюционерам выступить с заявлением, что дружинный Совет совместно с городской думой берет власть и объявляет об этом для сведения населения Уратюбе . «Благодаря разъяснительной работе большевиков возму¬щение трудящихся Уратюбе буржуазно-колонизаторской поли¬тикой дружины росло. Возникла Мусульманская рабоче-дехканская партия, которая стала организационной формой объединения всех революционных сил Уратюбе. Образованная в мае 1918 г. она представляла собой широкий блок рабочего класса и революционного дехканства и всех противников дружины... 8 июля 1918 г. общими силами мусульманской рабоче-дехканской партии и вооруженного отряда, прибывшего из Ходжента, занятая контрреволюционерами часть Уратюбе была окружена. Штаб РНД и имевшиеся в его распоряже¬нии вооруженные отряды сдались. 10 июля 1918 г. был вновь образован Уратюбинский Совет рабочих, солдатских и дехканских депутатов под председа¬тельством Бобо Садыкова...» .

Среди исследователей советского периода, на наш взгляд, наиболее близка к действительности точка зрения узбекского учёного Иноятова Х.Ш., который отмечает, что «в некоторых городах, оторванных в первые месяцы Советской власти от руководящего центра, народная милиция возникла по инициативе местных жителей… Население г. Уратюбе, собравшись на общегородское собрание по вопросу об охране порядка и спокойствия, решило: «взамен упраздненного Уратюбинского гарнизона, впредь до особых распоряжений, немедленно организовать дружину» . Но исследователь не высказывает свое мнение по поводу работ Каримова Т.Р. и последующих исследователей, а также не осуждает деятельность дружины. Создание дружины в какой то мере обосновывается также воззванием СНК Туркестана к населению края, призывавшим «вступать в ряды Советской милиции». В неё приглашались записываться сознательные люди, желающие встать на страже безопасности народа, охранять его и неуклонно бороться с элементами преступного мира. Как известно, становление власти Советов в Уратюбе и его волостях проходило в чрезвычайно сложных условиях.

Совет в Уратюбе возник ещё в марте 1917 года после Февральской революции. Инициатором создания Уратюбинского Совета были революционно настроенные солдаты гарнизона. Русские рабочие Уратюбе создали свой Совет, который в августе 1917 года сливается с Советом солдатских депутатов. Объединение Советов солдатских и рабочих депутатов значительно укрепило их позиции. Однако, двоевластие, сложившиеся и в Уратюбе, препятствовало взятию Советом власть в свои руки. В апреле 1917г. под председательством прапорщика Зауряда, начальника Уратюбинской караульной команды, был сформирован исполнительный комитет Временного правительства. «В силу ряда объективных и субъективных причин большевики Уратюбе не сумели сосредоточить всей полноты власти в своих руках даже на исходе 1917 года» .

По словам М. Иркаева, «в декабре 1917 года были распущены имевшиеся в Ходженте и Уратюбе организации буржуазно-националистической партии ″Шурои исломия″» . Такая же участь постигла и органы Временного правительства, функционировавшие в регионе. По словам того же М. Иркаева, «С декабря 1917г. По январь 1918г. Были распущены Ходжентский, Уратюбинский, Урсатьевский исполнительные комитеты Временного правительства…» . Таким образом, ситуация в г. Уратюбе сложилась так, что к февралю 1918 года в городе не было реальной власти, образовался своего рода вакуум власти или безвластие, что стало причиной беспокойства граждан русской части города и они решили организовать охрану города своими силами.

Предыстория образования Русско-народной дружины берет своё начало с обращения русскоязычных граждан и служащих, правительственных и общественных учреждений города Уратюбе в Совет Солдатских и Рабочих Депутатов города от 17 февраля 1918 года. В этом заявлении подписавшиеся граждане обратились в Совет с просьбой «дополнения гарнизона, имеющийся запас оружия и патронов раздать на хранение на руки русскому населению, полагая, что оружие из пределов г. Уратюбе не может быть куда-либо вывезено...» . Своё обращение они мотивировали «малочисленностью вооруженной силы в г. Уратюбе и в связи с событием убийства 16 февраля скопом туземным населением пяти лиц, причастным к совершенным... в городе убийствам…, а также в связи с другими поползновениями преступного элемента на чужую собственность и личную неприкосновенность граждан» .

19 февраля 1918 года заявление было рассмотрено на совместном заседании Соединенного Собрания русских граждан, представителей правительственных и общественных учреждений города, представителей Совета Солдатских Депутатов Уратюбинского гарнизона и представителей от му¬сульман — Мусульманского Духовного Совета «Шурои ислам» в лице народных судей г. Уратюбе и Уратюбинекой волости, под председательством Мирового судьи 3-го участка Ходжентского уезда В. Владимирова.

Заседание, обсуждая вопрос о появлении в пределах города Уратюбе неизвестных вооруженных лиц, обращается с просьбой в местный Совет солдатских депутатов вооружить граждан русской части города, с тем чтобы "граждане из себя образовали поочередную вооруженную охрану города до пополнения гарнизона и особых распоряжений Совета Солдат¬ских Депутатов. Совет, в свою очередь, рассмотрев данный вопрос на отдельном закрытом заседании, удовлетворил просьбу граж¬дан города, с обязательным выполнением следующих условий:

а) Комиссаром милиции организовать правильную охрану города, чтобы оружие и патроны были получены гражданами под особую расписку и личную ответственность каждого

б) и чтобы оружие было возвращено в команду по первому его требованию.

После этого общее Собрание постановило:

а) условия Совета солдатских депутатов принять;

б) комиссару милиции города принять меры охраны го¬рода путем вызова по алфавитному списку русских граждан для несения караульной службы в ночное время с 10 до 6 утра по 6 человек ежедневно по две смены, а в туземной части города силами добровольцев через аминов и других должностных лиц туземных общественных организаций» .

На следующем общем собрании, состоявшемся 3 марта 1918 года одним из обсуждаемых вопросов было сношение с центральной краевой народной властью путем отправления делегата в СНК Туркестана Владимирова. На этом же заседании начальником дружины избирается начальник Уратюбинского гарнизона Тимофей Сергеевич Кузин и в состав совета дружины Владимиров, Ручкин, Стемпневский, Тяпухин. К этому времени деятельность Дружины была санкциони¬рована начальником штаба Туркестанского военного округа 26 февраля 1918 года. Владимировым был подготовлен доклад (на основе инструкций собрания) .

В докладе отмечалось, что согласно постановлению Совета Солдатских депутатов Уратюбинского гарнизона все русские граждане города Уратюбе были вооружены вследствие появления в окрестностях города разбойничьих вооруженных шаек, появившихся в изобилии после ликвидации Кокандской авантюры, а также ввиду происшедшего самосуда местного населения над 5-ю арестованными туземцами, подозреваемыми в убийстве. В докладе также отмечалось, что организация дружины была предпринята по тем соображениям, что русское населе¬ние города крайне малочисленно, насчитывает в себе не более 40 человек мужчин, не считал их семейства, является по своему составу беспартийным и состоит преимущественно из служащих правительственных и общественных учреждений и не требует присылки откуда-либо для борьбы с тем или иным политическим течением, учитывая также полную лояльность местного населения к дружине».

Просьба дружины была удовлетворена на основе доклада Владимирова и протокола общего собрания от 3 марта СНК того же года. После этого дружина оповещает местное население города, комиссариат и городскую думу и начинает выполнять свои функции. Таким образом, РНД до июля 1918 года выполняла функции охраны общественного порядка. В архивах нет доказательств того, что РНД занималась каким-либо политическими мероприятиями.

После утверждения СНК Совет РНД в целях поддержания общественного порядка принимает такое решение, объявленное всему городу: «за появление на улице в пьяном виде виновные будут подвергаться сверх наказания предусмотренного законом (два месяца тюрьмы) денежному штрафу в размере 10 рублей в первый раз и по 25 рублей в последующие разы (Приказ Совета РНД от 14.03.19) .

Таким образом, анализ вопроса приводит к следующим выводам: «Русско-народная дружина» была образована в связи с осуществлением твёрдой власти и с целью охраны населения города от нападок разбойничьих шаек. Русско-народная дружина не поддерживала какую-либо политическую партию и движение, во всех документах РНД подчёркивается беспартийность состава дружины. РНД не имела никаких контактов с «кокандской автономией», по крайне мере нет доказательств причастности дружины к этой автономии. РНД не вела вооруженную борьбу за власть, а по мере образования Совета передала свои полномочия Совету. Кроме того, некоторые члены дружины вошли в состав нового Совета рабочих, солдатских и дехканских депутатов и ревкомов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

SovietHistory » Советская история » Контрреволюция или самооборона (русско-народная дружина в Уратюбе)