Skip to main content

Антиглобализм как феномен современного мира

Влад Тупикин. Заметки на полях программы Европейского социального форума

«Антиглобалистское» движение (сразу беру этот термин в кавычки, а почему — объясню позднее) до сих пор рассматривается в нашей стране в ряду таких чисто западных феноменов, которые к нам, якобы, никак не приложимы. Такому пониманию в немалой степени способствуют отечественные СМИ, изображающие «антиглобалистов» исключительно как толпу хулиганов, дерущихся с полицией и крушащих витрины — что-то типа футбольных фанатов, только хуже, потому что с красными и чёрными флагами.

Три мифа

В этой традиционной картинке все детали — передержка и искажение. Во-первых, помимо передовых отрядов, сражающихся с полицией и сокрушающих  капиталистическую собственность (разгрому подвергаются обычно не просто «какие-то» витрины, а витрины банков и офисов особо ненавистных  транснациональных корпораций, прославившихся нарушением трудовых прав работников, загрязнением окружающей среды и т.п. делами, как, например,  витрины «МакДональдсов») и составлющих почти обязательный компонент всех наступательных радикальных политических движений, есть в «антиглобализме» и  размышляющая, думающая составляющая, есть масса дискуссионных и даже исследовательских групп, проходит множество семинаров и конференций, выходит  огромное количество периодических и разовых публикаций. Да и те, кто со стороны «антиглобалистов» участвует в прямых стычках с полицией — это не  бездумное стадо, это люди, пришедшие к определённым выводам о сути капитализма и о способах борьбы с ним на современном этапе и, в отличие от  многочисленных «пикейных жилетов», практикующие эти способы, в необходимости которых они убедились в ходе теоретических дискуссий. В лице передовых  отрядов «антиглобалистов» мы видим довольно массовый пример того, как критическая теория соединяется с практикой прямого действия в единый, как  сказали бы теоретики, дискурс, в единый — я выражусь попроще – способ проживания и изменения политической реальности, окружающей нас. Нормальное,  гармоничное сочетание мышления и действия, мозга и кулаков, рассуждения и эмоции.

Ещё одна подмена, которую совершают с «антиглобалистским» движением наши СМИ — выдают его за западный феномен. Однако, движение «антиглобалистов»  носит всемирный характер — и массовые акции, и массовые форумы, и низовые проявления движения характерны как для западных стран, так и для стран  «третьего мира» — просто новости из этих стран нечасто попадают на наши телеэкраны и страницы газет.

И, наконец, третье — «антиглобалистское» движение, по сути, не является АНТИ-глобалистским, это всемирное движение за ДРУГУЮ глобализацию. И это не  просто игра слов. Тут дело глубже, дело в принципиальном глобальном обмане населения правящими кругами относительно сути сложившегося мирового порядка  и методов, применяемых современным капитализмом для управления миром. Когда в середине 80-х годов «социальное государство», существовавшее в большинстве  развитых западных стран (то есть система разнообразных социальных гарантий — пособий, страховок, бесплатного или дешёвого образования и медицины и т.п.)  стало уж слишком большой обузой для капитализма, втянувшегося в затяжной кризис, направление политики было довольно быстро изменено в сторону так  называемого неолиберализма. Пропагандистская машина капитализма объясняла населению ухудшение и удорожание жизни уж конечно не системным кризисом  самого капиталистического способа производства и присвоения товаров, а тем, что «изначальный», «чистый» капитализм был замутнён кейнсианскими  социальными вытребеньками. Под этот вой и плач об утрате «изначальной свободы рыночной конкуренции» пошла волна приватизации учреждений  общественного сектора, сворачивания социальных выплат и пособий, повышения или введения платы за обучение и т.д., и т.п. Этот курс быстро получил  название неолиберального. И уже это было его слабой чертой.  «Неолиберализм» — термин идеологический, смысловой и составной. Его можно разложить на части, проследить его исторические корни, «вскопать» его  социальный смысл и социальный смысл его предшественника — «классического либерализма». И, благодаря этому, быстро и несложно прийти к выводу о его  банальной и жестокой людоедской капиталистической сущности. Именно для того, чтобы скрыть социальный смысл происходящих перемен, пропагандистами  капитализма был выдуман термин «глобализация», как бы объективный, в самом себе несущий смысловой оттенок неизбежности, непреодолимости,  безальтернативности — вроде сильного ветра, писать против которого – зряшное дело. Так противники капиталистического неолиберального реванша и получили  от буржуазных СМИ кличку «антиглобалисты». Но в этом контексте «антиглобалисты» — это уже не просто идиоты, пытающиеся противостоять  «естественному» ходу вещей, это люди, которым, называя их «антиглобалистами», навешивают внешний, пристяжной, не присущий им самим  смысл, ассоциируя их с консерваторами, сторонниками сохранения непроницаемых границ, маленьких полуфеодальных государств, затхлой сермяжности, и т.д., и  т.п. И на эту удочку начинают попадаться различные фундаменталисты, пытающиеся обнаружить в «антиглобалистском» движении своих союзников или  даже вовсе присоединиться к нему. В России, например, этим занимаются всевозможные православные обскурантисты, борцы с ИНН как с печатью зверя  (ИНН опасен, но вовсе не этим, а как составлющая всё более тотального государственно-корпоративного контроля за личностью) и т.п.

Учитывая всё это, «антиглобалисты» стараются избегать этого термина, используя другие, вроде «противники капиталистической глобализации», «борцы  за другую глобализацию» и т.п. Но это длинновато, трудновыговариваемо – и вот, вроде бы, в последнее время появился термин, который добровольно  принимают многие люди из движения — альтерглобалисты или, как говорят французы, альтермондиалисты.

Один из этих двух терминов — и уже без кавычек, — я и буду использовать в этой статье далее.
Альтермондиализм и мы

Ещё несколько слов надо сказать о том, что движение альтермондиалистов не едино, не унифицировано и не то, что не подчиняется общему «командованию», а  просто не имеет его — и это хорошо. Движение построено и продолжает строить само себя по сетевому принципу. В него входят многочисленные  специализированные группы, занимающиеся изучением/исследованием/борьбой против тех или иных аспектов современного капитализма — экологической,  миграционной, образовательной политики, политики приватизации (например, приватизации водных ресурсов — неверотно, но дошло и до этого!) и др. По  убежденим это могут быть анархисты, социалисты, левые лейбористы, неортодоксальные коммунисты, левые экологи и профсоюзники и даже  лево-либерально настроенные активисты некоторых НГО, понимающие, что современный капитализм представляет угрозу самим основам свободы личности  как таковой, а не только тому, как и на чьи деньги эта личность будет получать образование, медицинское обслуживание, какую еду есть и какую воду  пить. Столь же разнообразны и методы действия альтермондиалистов. Это ведь не только массовые акции, которые показывают по телевидению (заметим, что в  проследние года три — всё более скупо, хотя движение отнюдь не идёт на спад), это могут быть какие-то локальные семинары, пикеты, представления  уличных политических театров или жонглёров, это может быть совсем «незаметная» работа, вроде того, как бразильские анархисты учат детей в  пролетарских трущобах грамоте — потому что никто, кроме них, этих детей не обучит, или вроде того, как берлинские автономы помогают найти дешёвых или  бесплатных адвокатов и перевести необходимые документы иранским, афганским и другим беженцам из стран «третьего мира», которым никто, кроме них, не  поможет.

Что же до больших акций протеста вроде знаменитых сражений в Гётеборге (Швеция) и в Генуе (Италия) в 2001 году, когда полиция открыла огонь боевыми  патронами по демонстрантам, то они обычно приурочены к саммитам европейской или мировой государственной и корпоративной элиты, и мобилизующим фактором  для противников капитализма явлются скорее сами представители элиты, назначающие свою сходку в определённом городе и в определённое время. Для  думающих и подвижных молодых (и не только молодых, кстати!) политических активистов достаточно знать только это, а также обладать желанием «проучить  этих сволочей», чтобы собрать рюкзак и выдвинуться к месту, которое через несколько дней попадёт во все выпуски новости по всему миру.

Надо сказать, что в этом альтермондиалистском интернационале участвуют люди и из Восточной Европы. На больших протестных акциях и больших дискуссионных  форумах обычно бывает много поляков, чехов, венгров, я видел финнов, литовцев, болгар, хорватов... Есть и наши соотечественники. И началось  проникновение бывших советских граждан в мировой альтермондиализм не вчера.

В 1996 году группа российских анархистов выезжала на Межгалактический конгресс против неолиберализма в Берлин. В 1997-м на аналогичном мероприятии  в Мадриде побывали анархисты из Москвы и Минска. Летом 1997 года на международную блокаду строившейся тогда атомной станции в Темелине, недалеко  от чешско-австрийской границы, выехало около 50 человек из Европейской России, с Урала, из Белоруссии и Украины — в основном, это были анархисты и  радикальные экологи. Затем, с 98 года, за поездками становится уследить всё труднее. Но скажем, что СНГ-шные анархисты, радикальные зелёные и леваки  были и в Тампере в 1999-м, и в Праге в 2000-м, и в Гётеборге в 2001-м, и в Генуе в том же году, и дальше, дальше, дальше. Не молчали о своих взглядах и  своей борьбе отечественные альтермондиалисты и внутри страны. Ещё в 96-м году появились соответствующие публикации в анархо-экологической газете  «Хранители Радуги», а чуть позднее — и в радикально-экологическом журнале «Третий путь», в 1998-м была подготовлена и выпущена (тираж, конечно, давно  разошёлся) толковая брошюра «Сопротивляйтесь власти корпораций». В 2002-м вышел первый номер «антиглобалистского» журнала «Мегафон», в сети появилась  масса сайтов. Наконец, с 2001 года уверенно работает русскоязычная Индимедия http://russia.indymedia.org — наше отделение всемирной информационной сети  противников современного капитализма, родившейся в дыму газовых гранат во время знаменитой «битвы в Сиэттле» осенью 1999-го, когда 50 тысяч  протестующих физически не допустили проведения в городе саммита Всемирной торговой организации.

В общем, у поездки «СНГ-шной сотни» в ноябре 2003-го в Париж на европейский социальный форум была своя предыстория. К этому времени «антиглобализм» в  российском протестном сообществе стал, более или менее, моден. Искупаться в лучах медийной славы «антиглобалистов» пытались различные комсомолы,  различные «взрослые» политические структуры. Национал-большевистская партия в присущей ей манере вообще объявила себя единственными настоящими  «антиглобалистами», а троцкисты из Комитета за рабочий интернационал и некоторые их союзники попытались создать какое-то подобие «антиглобалистской  партии» с индивидуальным членством, используя для этого довольно конформистский по сути, но «круто» и по-молодёжному звучащий международный  лэйбл АТТАК. И только те, кто участвовал в международном альтермондиалистком движении с самого начала, то есть анархисты, а также радикальные экологи из  «Хранителей Радуги», посмеивались или ехидно улыбались, глядя на всё это.

Зачем нужны форумы

Итак, осенью 2003-го передвижная столица «антиглобализма» временно обосновалась в Париже, а вернее — в его пригородах. Здесь в течение пяти  дней проходил второй Европейский социальный форум (и сопутствующие ему мероприятия) — большой съезд альтермондиалистов со всей Европы, не исключая  Восточной, а также немножко из Азии, Африки, Америки, Австралии — в общем, со всего мира. Социальный форум — это много-много заседаний и обсуждений,  как на экономическом форуме в Давосе, но с другим подтекстом. И сопутствующие мероприятия — это не погромы парижских магазинов, банков и  бирж, как, возможно, уже подумал проницательный читатель, а тоже заседания, но организованные немного по-другому и с несколько иными целями. Скажем,  женская ассамблея, проведённая феминистками, практическая лаборатория по обмену опытом, организованная медиа-фриками. Это, во-первых, будет  позамысловатее, чем просто хакеры, а, во-вторых, это вполне серьёзно — скажем, в Италии, где три крупнейших телеканала принадлежат премьер-министру  Берлускони, нередки случаи сквотирования (захвата) телеволны и временной трансляции альтетнативных телепрограмм вместо обычного  государственно-корпортаивного теленавоза. Это и многое другое как раз и обеспечивают медиа-фрики, ребята и девчонки с красными, синими, зелёными,  фиолетовыми и бог знает какими волосами, с килограммами железа в бровях, ноздрях, губах и т.д., внешне выглядящие подчас странновато, как какие-то  «космические панки-инопланетяне», но делающие для всемирного протестного движения очень важную и очень нужную работу, выстраивая для него собственную  информационную систему, альтернативную империалистическим СМИ – поблагодарим их за это! Или Европейский либертарный форум, в котором участвовали  мужчины, женщины и собаки, причисляемые к анархическому крылу европейского протестного движения.

Зачем антиглобалистам съезды, почему им недостаточно больших демонстраций, битья витрин и драк с полицией? Во-первых, потому, что не все они — драчуны,  а, во-вторых, потому что драк уже недостаточно. Конечно, именно благодаря многочисленным эксцессам с полицией движение противников капиталистической  глобализации завладело общественным вниманием и, вслед за уличными боями в Сиэттле в 99-м, в Праге в 2000-м, в Гётеборге и Генуе в 2001-м (и так далее)  смогло прокричать на ухо обывателю несколько своих конструктивных предложений по поводу налогообложения (налог Тобина на финансовые  спекуляции), приватизации (приватизация водных ресурсов на Западе и в Третьем мире уже началась, альтермондиалисты надеются ей воспрепятствовать,  предлагая иные варианты решения водной проблемы), борьбы с обнищанием и загрязнением окружающей среды и т.д. Как сказал по этому поводу российский  политолог Борис Кагарлицкий, насилие — это пиар бедных. Да, всё это так.  Только одного пиара недостаточно, когда нужно превратить политические лозунги в конкретные политические результаты. Мировые элиты который год  делают вид, что не слышат голоса простестующих, основные направления европейской, американской, африканской (далее — по списку) политики остаются  прежними — торжество неолиберализма, снятие последних препятствий на пути развития транснациональных корпораций, размывание среднего класса (там, где  он был), дальнейшее обнищание, социальная и политическая маргинализация больших слоёв населения, постепенное (довольно быстрое) формирование того,  что редакторы немецкого журнала «Шпигель» назвали «обществом 20 к 80-ти», в котором 20 процентов населения владеют всем, а 80 — ничем.

Возможно, именно это отсутствие реальных политических рычагов и заставило более конформистскую (или более конструктивную, по самоопределению) часть  движения в 2000 году собраться на первый Всемирный социальный форум в бразильском Порту-Алегри, городе, уже несколько лет управляемом левым  муниципалитетом во главе с Партией трудящихся. В 2002-м настал черёд Европейского социального форума (первый континентальный съезд  антиглобалистов принимала управляемая коммунистической мэрией Флоренция), в 2003-м Форумы начали дробиться по регионам, в частности, в конце июня-начале  июля альтермондиалисты Сибири провели свою встречу под Барнаулом.
Бюрократия и сеть

Во Флоренцию на первый Европейский социальный форум приехало 30 тысяч участников и гостей, на Парижском их было тысяч на 10-15 больше. Программа  форума, бесплатно раздававшаяся тут и там, вышла в виде газеты-таблоида объёмом 56 страниц, на которых я насчитал то ли 770, то ли 870 мероприятий  (сбился при подсчёте). Но большинство пришедших и приехавших участвовали в больших пленарных заседаниях (скажем, на пленарке по Чечне было человек 900,  и она не была самой многолюдной, — всё-таки тема эта во Франции не такая модная), где несколько тысяч человек по три часа слушали пять-шесть  говорящих голов, как в телевизоре, только без рекламных пауз. Эффективность такого рода собраний с точки зрения реального обсуждения проблемы невелика,  зато очень неплохо срабатывает в качестве дополнительного избирательного ресурса — и это, возможно, вторая причина большой популярности социальных  форумов у левых политиков.

Отчасти такие форумы — это своего рода реванш левых партийных и профсоюзных бюрократий, которые с самого начала альтермондиалистского движения были  отодвинуты в сторону, ведь протест альтермондиалистов был очевидным протестом нового поколения — не только против капиталистов, но и против  «профессиональных борцов с капитализмом», против их застывших идей и методов. Официально большим левым партиям не разрешается участвовать в  социальных форумах, поскольку само альтермондиалистское движение рождалось как протест вне старых партийных рамок, протест неформальный, живой,  незакостеневший, протест, оппозиционный не только по отношению к традиционным и нетрадиционным правым, но и к традиционным левым партиям. Но  ни для кого не секрет, что партии участвуют и в финансировании, и в организации форумов — никто же не мешает представить важного партийного  деятеля профессором социологии или руководителем профсоюза, кем они параллельно и являются. Именно через социалистические и коммунистические  партии, через их представителей в муниципалитетах, через левые мэрии идёт и большая доля финансирования этих мероприятий. Так, делегация из бывшего  Советского Союза, «СНГ-шная сотня», ночевала в спортзале одного из французских пригородов, в мэрии которого вечером после приезда  зафрахтованного в Минске автобуса был устроен торжественный приём в нашу честь. Заместитель мэра, коммунист, говорил прочувствованные слова, русские,  белорусские, украинские, казахские и молдавские альтермондиалисты пили вина и соки, подкреплялись печеньем, а кто-то даже остался танцевать под мелодии  и ритмы африканской эстрады, орагнизованные по окончании официально-пиджачной части местными чернокожими диджеями.

Конечно, охватить все 870 мероприятий большого форума и ещё сотню или около — малого (анархистского), было не под силу ни одному делегату.  Единственная вменяемая тактика в таких условиях — разбежаться по разным уголкам парижского региона, по разным залам, школам, ангарам и коридорам — и  общаться, общаться, общаться, находить себе единомышленников со всего мира на много лет вперёд. Анархисты из России, Украины, Беларуси и Сибири так  именно и поступили. Я лично познакомился с чуваками и чувихами из Хорватии, Болгарии, Австралии, Венгрии и Армении, обновил кое-какие старые контакты с  немцами, голландцами, французами и испанцами. Коммунисты же постсоветские норовили держаться вместе, ходить на одни и те же мероприятия и вводить  строгую дисциплину (скажу в скобках, что меня, безработного, лишили выданной всем остальным дотации на питание просто из-за того, что я нашёл себе  альтернативное место ночёвки — в головы коммунистов никак не укладывалось, что «полного пансиона» мне там не предоставляли). Увы, дикость и какая-то  общая «невладелость» коммунистов и части профсоюзников, какое-то конкурентное, несолидарное их поведение сидит в них очень глубоко — думаю,  частично этим и объясняется и их феноменальный успех на последних выборах в России, и их неспособность организовать эффективные кампании солидарности в  тех редких случаях, когда в стране вспыхивают-таки крупные забастовки. Для примера скажу, что когда на обратном пути восемь анархистов из Киева,  Краснодара, Москвы, Омска, Самары и Северска решили выйти из автобуса и задержаиться в Берлине по своим экологическим, профсоюзным, медиальным и  панковским делам, коммунисты организовали голосование на тему, можно ли им это сделать. Учитывая, что визы у всех действовали ещё недели две, всё это  не тянет даже на дурной анекдот. Однако, коммунисты превратили минутный вопрос в многочасовое изнурительное обсуждение. Профсоюзник из Питера Михаил  Дружининский, ветеран антиглобалистских поездок (он был и во Флоренции, и в Генуе), вставший в этом вопросе на сторону анархистов, успокаивал молодёжь:  «У коммунистов это всегда так, они без этого не могут, не переживайте». Мы особо и не переживали.

В Берлине мы, конечно, из автобуса вышли. И ещё с неделю укрепляли интернациональные связи в этой европейской столице неформального левого  радикализма. А коммунисты сразу поехали дальше, в Россию, готовиться к своим выборам, к своему «феноменальному успеху». Честно говоря, после личного  общения с комактивистами, у меня нет ни секунды сомнения в том, что КПРФ или радикально изменится, или умрёт. В самое ближайшее время. Но левая идея и  левое дело без них не загнутся. Так что не жалко. В этом тоже убедили меня два форума и одна демонстрация в Париже.

Альтермондиализм как модель

Не знаю, как будет развиваться протестное движение в нашей стране дальше, особенно в условиях нарастающего авторитаризма, ползучей ликвидации основных  гражданских свобод вроде совободы слова, свободы ассоциаций и т.п. — я не оракул. Но я полагаю, всемирная «антиглобалистская» модель может  рассматриваться как неплохой образец для постсоветских стран именно в силу своей сетевой, горизонтальной, неиерархической структуры. В рамках такой  сети возможен не только обмен информацией, она же может стать сетью солидарности, а со временем и сетью совместных действий. Почему бы экологам  и феминисткам не присоединиться к акции против реформы трудового законодательства — ведь все мы работаем? Почему бы экологам и профсоюзникам  не поддержать феминисток в их борьбе против неравной оплаты женщинам за равный труд и против семейного насилия — неужели мы готовы мириться с этим?  Почему бы профсоюзникам, феминисткам, антивоенщикам и правозащитникам не поддержать экологов в их борьбе против опасных строек и против нового  лесного кодекса, который, рано или поздно, задушит смогом всех нас?

Очень важно, чтобы существующие сегодня экологические, профсоюзные, правозащитные, феминистские, антивоенные, медийные и прочие общественные  инициативы и их участники понимали, что они не одни, что во многом их интересы сходятся, что они могут сотрудничать друг с другом, помогать друг  другу, да и просто дружить. Только это — нормальные человеческие отношения — рука об руку — и можно сегодня противопоставить машине государства и  капитала, которая нас всех пожирает, независимо от пола, возраста, национальности, цвета кожи, сексуальной ориентации и прочих привходящих  факторов. Все мы — люди, все мы хотим жить, все мы хотим жить достойно. Нам пора бы уже заметить друг друга и протянуть друг другу руки.

Влад Тупикин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

SovietHistory » Социализм » Антиглобализм как феномен современного мира