Skip to main content

МАЛЮТИН М.В. Выступление в клубе «Свободное слово», весна -2008

Обсуждение темы, которую сформулировал Ричард Иванович Косолапов, приобрело для меня немного странный, «постмодернистский характер», какой-то «уклон в Дерриду». Некоторые из моих коллег по сегодняшнему обсуждению знают такого мыслителя и остроумца Виктора Милитарева, он, по-моему, очень хорошую частушку по этому поводу придумал. Изложу ее уважаемому ученому собранию и несколько разряжу атмосферу – «девки бегали по льду, застудили дериду: а без этой дериды — ни туды и ни сюды». Когда говоришь о классическом марксизме (и ленинизме) и их исторических судьбах, все-таки не стоит слишком много говорить о Дерриде.
А вот о чем стоит спорить? Виктор Арсланов поставил здесь вопрос, что бы сегодня делали Маркс и Ленин. По-моему, они бы для начала ответили на вопрос о том, почему произошла катастрофа с СССР и мировым левым проектом в ХХ века в целом. А для этого – честно ответили бы на ряд трудных вопросов. Вот сегодня поминали отца Гамлета, призраков коммунизма из «Манифеста коммунистической партии», вспомнили о существовании некоего числа скелетов в шкафу. Та версия марксизма-ленинизма, которую предлагают Ричард Иванович и которую он честно отстаивает (я бы ее для простоты назвал советским марксизмом, тут с моей точки зрения написана как была блестящая книжка Маркузе в 54-м году, так лучше этого и не назовешь). У «советского марксизма, с моей точки зрения, остался главный скелет в шкафу – «Преданная революция» Троцкого 1936 года, где абсолютно точно, в деталях, до точки с запятой было предсказано то, что произошло через 50 лет. Книга Троцкого правильно называлась «Что такое СССР и куда он идет». Или – или. Или откуда-то появляются новые, правильные, коммунисты – неважно откуда, признаю за Львом Давидовичем, что перед началом большого террора он имел право на эти вопросы не отвечать – которые как-то находят общий язык с новыми, уже советскими рабочими, которые не помнят никакого «проклятого царизма», и они устраивают: то ли реформу, то ли революцию, то ли мирную, то ли не очень. В перестройку очень немногие левые (социалисты-самоуправленцы, как я, коммунисты вроде Бузгалина-Колганова, анархо-синдикалисты и т.п.) боролись за этот вариант развития, но не нашли «резонанса» ни с какими социальными слоями СССР. Троцкий точно описал именно то, что произойдет – если левые окажутся слишком слабы. Бюрократическое перерождение номенклатуры СССР как правящего сословия под «воздействием империализма извне» — неизбежно превращается в желание стать собственниками и в желание чем дальше, тем скорее (не важно, насильственно или ненасильственно) уничтожить тот строй, что есть при «социализме».
 Троцкий верно предсказал, что главным детонатором распада СССР, безусловно, будет национализм. И что главное, кто за то расплатится – это советский рабочий класс и советский народ, если они всему этому не сумеют противостоять. Случилось все именно так. На вопрос, «почему случилось?», не буду вдаваться в разного рода сложные социальные обстоятельства, напомню просто вывод той самой книжки Маркузе про советский марксизм.
 Для Маркузе (как и для любого марксиста) гениальность Маркса заключалась в том, что он соединил материализм с диалектикой. Гениальность Ленина заключалась в том, что он это «соединение» смог успешно применить в политической практике и создал, говоря современным словом, технологию в виде партии нового типа, которая сумела захватить власть и удержать. А то, что получилось в советском марксизме, — эта ситуация вывернута наизнанку. Идеализм, соединенный с метафизикой, где, собственно говоря, все хитрости диалектики – это оправдание последнего постановления политбюро ЦК КПСС. Ну, а уж про инквизицию НКВД и ГУЛАГ, которая ни Марксу, ни Ленину в самом страшном сне присниться не могла и про все остальное – про это, действительно, вспоминать уже не буду, оно здесь просто ни к чему. То есть, называя вещи своими именами – возникло в СССР то, чего Троцкий все-таки в 1936 году до конца не ожидал, он с этим выводом категорически боролся – эксплуататорское общество нового, другого типа, чем капитализм. Вот это тоже надо себе абсолютно честно признавать.
 По всем критериям классического марксизма, по всем критериям классического ленинизма (раз никаких других у нас пока просто нет), общество, где власть отчуждена от трудового народа, собственность и прибавочный продукт отчуждены от трудового народа, социалистическим считаться не может. Тут в строгом смысле этого слова, к сожалению или к счастью — нечего обсуждать. Но почему же тогда действительно Китай оказался успешным, а Советский Союз – нет? Возможны разные ответы на этот вопрос. Один из них, как я понимаю, его в основном придерживаются мои коллеги Арсланов и Бузгалин, я с ними тоже в определенных пределах согласен, что здесь в СССР была «трагедия первопроходцев». Но есть еще один важнейший дополнительный фактор – Китай, то, что он оказался более отсталой страной, чем Россия и более крупной страной, чем Россия, и имел возможность извлечь уроки из советской модели – это, как ни странно, оказалось его огромным плюсом в одном ключевом отношении. Ведь если уже анализировать не теорию, а то общество, которое реально было построено в СССР после 30-го года, причем с беспощадной последовательностью построено: что это такое? По крайней мере, в России, поскольку на большей части территории Средней Азии, Прибалтики – там все-таки получилось нечто иное. Это была действительно реализована модель единой фабрики. Тождественна реализованная в СССР модель единой фабрики «социализму», есть ли помимо «модели единой фабрики» какой-то иной социализм – это вопрос совершенно отдельный. Но действительно в 30-е годы и, в особенности, в Отечественную войну, единая фабрика действительно была построена в масштабах целой огромной страны. Известна цена этого строительства – уничтожение традиционной русской деревни и деревни вообще. Вот здесь есть фундаментальная разница СССР и КНР. В Китае просто в силу его масштаба ликвидировать традиционную китайскую деревню не смогли и не захотели, что бы там не совершала великая пролетарская культурная революция.
Второй важнейший момент успешности китайского опыта – и провальности «русского пути» к социализма в ХХ веке. В Китае, что Мао, что Дэн, хотя и по-разному, на полном серьезе осуществляли курс на китаизацию марксизма. Куда бы оторвали какую голову в Советском Союзе и кому, кто бы попробовал всерьез осуществить русификацию марксизма-ленинизма? То есть синтезировать Ленина и народничество!? Я опять эту тему обсуждать здесь просто не могу из-за нехватки времени. Более того, великая победа 45-го года, для меня — это как раз совершенно аксиоматично, была достигнута благодаря успешному сочетанию «коллективным Сталиным» двух совершенно разных и абсолютно независимых на самом деле друг от друга политико-идеологических потоков. Интернационалистической и коммунистической модели и русского патриотизма.
Достаточно просто вспомнить, как воевала Красная Армия примерно до сентября 41-го года, то есть пока дело не дошло до Смоленска и до Ленинграда. Тут полностью реализовался прогноз Троцкого – бюрократически организованной «армии» не помогли никакие накопленные горы оружия. Однако реализовался после разгрома не «красный», а «русский проект» отечественной, освободительной войны. Уже не только воссозданная из мобилизованных и ополченцев Красная Армия, но и страна в целом начали всерьез воевать потом, когда они на самом деле поняли, с кем дело имеют – и за что воюют. Не за СССР, не за «колхозы» — а за Россию!
С другой стороны, если бы не было вот этой интернациональной коммунистической компоненты, то совершенно очевидно, что не было бы результата в виде мировой социалистической системы и многого-многого другого. Но остановить это мгновение было нельзя. Вот оно на какой-то момент застыло в состоянии этого неустойчивого равновесия, а дальше в рамках этой единой фабрики это противоречие начало формироваться и двигаться. Развалив СССР и приведя нас в нынешнюю точку «конца истории». Точно описываемую формулой Щедрина: были времена и хуже, не было времен подлей…
 Теперь буквально две короткие реплики по отношению к тому, что сегодня говорилось. С Вадимом Межуевым я абсолютно согласен в одном отношении – что с классическим марксизмом, что с классическим ленинизмом никакого ренессанса (ни России как страны, ни мирового левого движения) не может получиться по одной простой элементарной причине. Там представлялось, что учение об исторической миссии рабочего класса есть научно доказанный факт. В 21-м веке, да по большому счету уже и в середине ХХ, всерьез ученым подобные вещи обсуждать было уже невозможно (точнее – КГБ запрещал). Здесь такой классической марксисткой работы, как те две («Преданная революция» и «Советский марксизм»), я назвать не могу. Андре Горц с его «Прощай, пролетариат», конечно, в достаточной степени маленький постмодернист в сравнении с классиками. Тезис о том, что посткапиталистическое общество не могут создать основные классы капиталистического (включая рабочих) первым развернуто обосновал в 50-е годы прошлого века Ч.Р.Миллс. Факт остается фактом – в этом смысле всерьез рассчитывать на то, что постсоветский российский рабочий класс еще раз выступит как источник социального национального возрождения современной России, НЕВОЗМОЖНО. С моей точки зрения, уж лучше, действительно, уверовать в православие, самодержавие и народность или еще какую-нибудь ЧУДЕСНУЮ вещь. С моей точки зрения, для этого есть ровно столько же разумных оснований…
Теперь что касается вот этой угрозы принудительного введения православия. Могу просто процитировать одного своего коллегу о нашей нынешней ситуации. Здесь «белые не пройдут, здесь красные не пройдут, здесь при таком бардаке и пофигизме никто не пройдет». Вот если попробуют эти господа в рясах что-то подобное навязать, мне совершенно ясно, какова будет реакция, по крайней мере — двух значимых и основных для стабильности нынешнего режима социальных слоев. Во-первых, нашего хорошего или плохого городского среднего слоя. Того самого наследника уцелевшего городского индустриального общества, который, что называется, не для того избавился от парткома, чтобы получить новый партком в каком-то виде. Кстати, именно у этих людей реакция на Путина во главе «Единой России» и на все это «принудилово» и «давилово» была осенью прошлого года наиболее жуткая и злая. С отвращением относясь к Зюганову и КПРФ как к некоторого рода позитиву, эти люди, по крайней мере в Москве, Питере, других городах-миллионниках — в огромном количестве голосовали за КПРФ, просто по той причине, что никакого другого способа выразить возмущение вот этим самым происходящим у них не было. В ходе кампании Медведева-2008 эта ситуация «Зажми нос и закрой глаза – ЗА ЗЮГАНОВА голосуй!» расширенно воспроизводится в большом городе…
 И наоборот, для меня в чем-то самое жуткое по итогам этих политкампаний «верхов» РФ по престолонаследию: «дорогие мои старики», поколение моего отца, родившиеся на рубеже 20-30 годов ХХ века — в основной массе и даже не очень принудительно проголосовали за «эту гадость». Вот если брать такой блиц-анализ на избирательных участках, все, кто старше 55 лет и в особенности те, кто старше 60 лет в блицопросах «за кого проголосовал» — за Путина. Почему проголосовал за Путина? А Путин – хоть какая-то стабильность и порядок. А ты что, не понимаешь, что этот… окончательно уничтожил Советский Союз по большому счету — и все, во имя чего ты жил и еще живешь? – «Нет, это Ельцин уничтожил Советский Союз, а Путин – наоборот, воссоздал все от Советского Союза, что он смог и на что у него хватило сил». Вот такая позиция может нравиться или не нравиться – но это некоторого рода синдром массового настроя этого поколения.
Ну и теперь второй слой, относительно которого я абсолютно точно знаю, что он думает при одном слове «православие». Это то поколение людей, которое в Советском Союзе вообще не жило. Условно говоря, те люди, которые родились после 80-го года (до и после 1975 тоже). Те, кто, может быть, еще пионерами каким-то образом еще в советской школе застали какие-то кусочки того, предыдущего строя. Однако — уже сформировались и сложились после гибели СССР. Я сейчас не готов обсуждать тему, каковы тренды развития этого социального слоя в РФ. Однако 80-90% этих людей – в самом лучшем случае считают нынешнее «православие» одной из разновидностей «государственно-монополистического бизнеса», а нынешнее «и.о.государства» очень не любят. Если им всерьез попытаются навязать как какую-то позитивную ценность худшие черты «агитпропа» старого общественного порядка – пассивное отторжение станет активным сопротивлением: «кривославие», делающее бизнес на водке, похоронах, свадьбах и крестинах чуждо им социокультурно как «духовный авторитет». «Солидный господь для солидных господ», по гениальной фразе Пелевина, — это продукт закончившейся «эпохи новых русских». К тому же я не очень верю в ситуацию, описанную стихами Е.Лукина: «Плох митрополит – Который не замполит!» В СМЫСЛЕ СЕРЬЕЗНЫХ ПОТУГ на реализацию. Если речь идет не о «пиаре» и не об «освоении бабок»…
 «Те идеалы» реально существовали для нескольких поколений, в чем — фундаментальная разница: за идеалы того общества умирали и убивали на полном серьезе. По крайней мере, до середины 50-х годов ХХ века. Вот когда перестали убивать и перестали умирать – то общество сначала «покатилось по инерции», а потом «история прекратила течение свое» (М.Салтыков-Щедрин). Сейчас, в настоящий момент – НИКАКИХ ИДЕАЛОВ ДЛЯ РУССКОГО ОБЩЕСТВА нет. И это есть некий фундаментальный важнейший фактор для истории города Глупова в новейшие времена.
 Теперь — мой тезис последний. Есть одна фундаментальная черта все-таки положительная (при всей отвратительности нынешних общественных порядков в сравнении с предыдущим строем) – причем существующая в полном соответствии с Марксом. И, собственно говоря, это вторая главная сила Китая по сравнению с Советским Союзом. Китай при Дэне вышел на мировой рынок как сильный самостоятельный игрок, Китай стал мастерской мира. Советский Союз в результате ситуации после 45-го года стал «изолятом», он сознательно выключился из ситуации мирового рынка. Более того, то фундаментальное противоречие, которое в настоящий момент существует и создает определенные шансы на прогрессивное развитие для нашего общества: к нам уже пришел мировой рынок, в том числе и в лице интернета и многого другого, и пока не пришел мировой капитал. Почему как значимого фактора в настоящий момент внутри России нет мирового капитала – это опять отдельная большая длинная тема. И при той уничижительной характеристике, которая дана нашему современному отсталому и зависимому российскому капитализму, я бы добавил еще одну важнейшую фундаментальную – антинациональный, антирусский характер этого капитализма. И, собственно говоря, это сейчас и есть одно из фундаментальных противоречий, на котором играл в «стабилизацию» путинский режим: уж не знаю, будет ли играть медведевский.
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

SovietHistory » Социализм » МАЛЮТИН М.В. Выступление в клубе «Свободное слово», весна -2008