Skip to main content

Решение экологических проблем в анархистских моделях общественного устройства

Система автоматизации деятельности услуг доставки iiko.ru. Цены на решения для вашего заведения. .

Период XIX – начала XX вв. ознаменовался резкими сдвигами в развитии общества. Становление индустриально-капиталистических отношений в странах Европы и в России чётко обозначило проблемы разрыва человека с природой, подавления творческой сущности человеческой личности рамками фабричной специализации. Рост производства и потребления в рамках индустриальной рыночной экономики уже в XIX в. позволил поставить проблему распределения природных ресурсов и связанную с ней тему регулирования рождаемости. Первой реакцией на эту тему стала концепция Т. Мальтуса о перенаселении, открыто отрицавшая возможность роста благосостояния беднейших слоёв населения. Позже эта концепция получила обоснование в теориях социодарвинистов Д. Гексли и Э. Геккеля. В начале XX в. функции регулирования использования природных ресурсов берёт на себя государство. Так в США уже в 1906 — 1908 гг. правительство Т. Рузвельта приняло законы об охране и консервации части природных ресурсов [1. С. 272 - 273].

Анархисты выступили противниками идей государственного регулирования. Уже в 1840-е гг. основоположник анархизма П. -Ж. Прудон вступил в полемику с Мальтусом. Прудон доказывал, что ограничение для бедных слоёв населения прав на рождение детей, а также распределение ресурсов «сверху» правительством и предпринимателями, приведёт к разрушению семьи, падению общественной морали и к неизбежному социальному взрыву [2. С. 143 – 145].

В то же время, в работе «Бедность, как экономический принцип» Прудон выразил мысль, что ограниченность природных ресурсов не даёт возможности обеспечить всем людям уровень достатка богатых людей с удовлетворением потребностей в роскоши. Производство и распределение, полагал он, должно быть ориентировано лишь на достижение среднего достатка для всех людей в обществе социального равенства. Средний достаток, полагал он, следует оценить в границах образа жизни, пропагандировавшегося на страницах «Евангелия» и в философских трудах Эпикура. Прудон категорически отрицал возможность решения этой задачи в рамках капиталистического строя, указывая, что лишь переустройство общества на основах общественной собственности на средства производства при оплате «по труду», позволит приблизиться к ней [3. С.  221 - 222]. Хищническое отношение к природе для него связано с контролем над ресурсами узкой элиты предпринимателей и чиновников.

Прудон, таким образом, полагал, что возможный экологический кризис будет иметь социальные корни. Эти идеи получили развитие в трудах теоретиков анархо-коммунистического течения конца XIX – начала XX вв. В 1880-е – 1900-е гг. П.А. Кропоткин дополнил разработки Прудона, обосновав взаимозависимость развития общественных отношений с природой. Основывая свои выводы на многочисленных данных исследований биологов, этнографов, историков, социологов, Кропоткин пришёл к выводу, что внутривидовая взаимопомощь и солидарность являются ведущими императивами выживания вида. Лишь развивая на протяжении всей своей истории тенденции, связанные с этими «идеями-силами», человечество оказалось в состоянии выжить в природных условиях и достичь наиболее высокой ступени цивилизации в животном мире. В переустройстве общественных отношений на принципах межчеловеческой солидарности Кропоткин и его ученик Ж. Грав видели преодоление возможных экологических проблем человечества [4, 5, 6].

По мнению Кропоткина и его последователей, господство над природой является неизбежным итогом наличия иерархических отношений в человеческом обществе. Государственному регулированию анархисты-коммунисты противопоставили принцип социального регулирования «снизу» на основе согласования решений общих собраний и советов делегатов. Предполагался и принцип гласности в отношении статистических данных о ресурсах, мощностях производства и положении окружающей среды [7. С. 137 - 152; 8. С. 13 - 14]. На смену рыночной экономике, действующей под влиянием платежеспособного спроса, в коммунистическом обществе самоуправления должно было прийти производство продукции, ориентированное на заказ конкретных потребителей, в соответствии с их интересами и пожеланиями. Рациональное использование природных и человеческих ресурсов означало переориентацию на удовлетворение, в первую очередь, базовых потребностей населения при отказе от производства предметов роскоши [7. С. 113 - 128].

Важнейшей задачей на пути преодоления социальной иерархии ведущие теоретики анархизма (М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин) считали всестороннее развитие человека в соответствии с разносторонними запросами его природы. Преодолению узкой специализации должно было способствовать введение «интегрального образования», развивающего способности к интеллектуальному и физическому труду, позволяющего сочетать научную работу с применением знаний на производстве, управленческий труд с исполнительским, и сельскохозяйственный с промышленным [9. С. 170 – 171, 173, 184, 190; 10. С. 350 - 372].

Кропоткин воспринимал хозяйственную структуру индустриально-капиталистического общества (фабричную систему, жёсткое разделение труда, детальную специализацию, менеджеризацию), как своеобразное «экономическое» государство. Преодоление крупной, централизованной формы предприятия становилось центральным пунктом анархо-коммунистической социальной модели. При этом Кропоткин упоминал, что в целом ряде отраслей (металлургии, машиностроении, химической промышленности), крупные предприятия необходимо сохранить [9. С. 122]. В лёгкой, пищевой и многих отраслях потребительского сектора предполагалось перейти к малой форме предприятия, основанной на синтезе ремесленной и художественной техник труда с современными технологиями [9. С. 131, 194 - 196]. Параллельно выдвигалась идея соединения промышленности с сельским хозяйством. В связи с этим предполагались такие меры, как переориентация экономики на первостепенное развитие сельского хозяйства, организацию малого производства в деревне [9. С. 165 - 166]. Итогом социальных преобразований анархо-коммунистического общества должно было стать превращение городов и деревень в коммуны — небольшие агропромышленные комплексы. Такой подход автоматически вёл к отрицанию урбанизма и принятию идей «органической архитектуры», сформулированных Ф. -Л. Райтом, направленных на достижение единения с природой. В работах У. Морриса будущая коммуна (на примере Лондона) представлена, как город, состоящий из коттеджей, расположенных среди тенистых лесов. П.А. Кропоткин в своих работах также отстаивал идеи постепенного перехода к коттеджному строительству. Город, таким образом, должен был постепенно дезурбанизироваться, распределившись по сельскохозяйственным районам и пригородам.

Все эти меры, по мнению теоретиков анархизма, должны были способствовать установлению экологического баланса с окружающей средой и обеспечить достаток и возможности для интеллектуального развития широким слоям населения.

Наиболее радикальную оппозицию индустриальной форме организации труда выдвинули японские и аргентинские теоретики анархо-коммунизма (Э. -Л. Аранго, И. Марти, Х. Сюдзо и др.). Предполагая, что современная им индустриальная организация производства, основанная на детальном разделении и механизации труда, неспособна к реорганизации на  основе самоуправления, они выдвинули идею полной ликвидации современной индустрии и переходу к «аграрной коммуне», соединяющей малые формы промышленного производства и сельское хозяйство. Так один из японских рабочих-анархистов в 1926 г. в статье «Покинем города» призывал рабочих не захватывать крупные предприятия, а в ходе революции двинуться в деревни, чтобы реорганизовать на новых началах деревенскую жизнь совместно с крестьянами. «Индустриализация не является необходимой, — утверждал один из аргентинских анархистов в 1931 году, — люди тысячелетия жили без неё, жизненное счастье и благосостояние не зависят от индустриализации». Он призывал «вернуться к простоте природы, к сельскому хозяйству, к коммуне» [11. С. 54 - 55].

Иной подход выдвинули христианские анархисты (в их число исследователи обычно включают толстовцев, а также – представителей ряда русских христианских сект). Ведущим экологическим императивом этого течения был отказ от господства над окружающей средой, восстановление единства с природой в труде и повседневной деятельности. Наиболее радикальную позицию в этом вопросе занимали «свободники», радикальное крыло русской христианской секты «духоборов», проповедовавшие отказ от «эксплуатации» домашних животных и потребления в пищу мясных и молочных продуктов. Неприятие индустриальной культуры выразилось у «свободников» в отказе от пользования металлическими изделиями, в том числе – станков и машин [12. С. 20 - 22].

Привязанность к земле, любовь к сельскому (неиндустриальному) труду – главный экологический императив в учении Толстого. Городская жизнь, фабричное производство, отрывающие человека от естественной связи с природой в процессе труда и повседневной жизни, служили, по его мнению, одной из ведущих причин разрушения гармоничной жизни, традиционных моральных устоев, деградации личности. Даже городских рабочих Толстой обвинял в погоне за «лёгкой жизнью», в испорченности городской цивилизацией [13. С. 17].

Путь решения экологических проблем для толстовцев был связан с социализацией природных ресурсов и ликвидацией промышленности. Земля, по Толстому, является «как вода, воздух, солнечные лучи, — составляет необходимое условие жизни каждого человека и потому не может быть исключительной собственностью одного» [14. Т. 34. С. 234]. Отсюда Толстой выводил право каждого на пользование природными ресурсами, как средством обеспечения жизни: «Всякий родившийся человек имеет право кормиться с земли, такое же, какое каждый имеет на воздух или солнце, и что поэтому никто, не работая на земле, не имеет права считать землю своею и запрещать другим работать на ней» [14. Т. 34. С. 209]. Обязательный физический труд на земле, по мнению Толстого, привёл бы к нравственному очищению человека. Отсюда – идея Толстого об «освобождении от фабричного рабства и поселения на земле городских рабочих»: «Отчего же всем людям не жить по деревням и не заниматься земледелием» [14. Т. 35. С. 129]. Подобное переселение должно было решить проблему материального обеспечения населения, объединённого в самоуправляющиеся и независимые от государства общины, построенные по коммунистическому принципу распределения продуктов среди всех нуждающихся.

В 1900-е – 1930-е годы эти идеи нашли поддержку среди сотен тысяч участников анархистского рабочего движения в Аргентине (организация FORA) и Японии (профсоюзы «Дзенкоку Дзирен»), в поселениях-коммунах толстовцев (на территории России и Японии), а также — духоборов-«свободников» (в Канаде). В 1960-е годы идеи этих течений в связи с ростом интереса общественности к экологической проблематике вновь получили распространение в анархистском и «новом левом» движениях. Первый подход к решению экологических проблем здесь был представлен трудами представителей экосоциалистических течений в анархизме (М. Букчин, А. Горц, анархо-синдикалистская организация МПСТ в современной России). Второй подход — в идеях теоретиков анархо-примитивизма, ориентирующихся либо на возвращение к обществу охотников, рыболовов и земледельцев (Т. Качинский), либо непосредственно к первобытному обществу охотников и собирателей (Д. Зерзан).

Библиографический список.

1. История США. В 4 томах. Том 2. М. «Наука». 1985.

2.  Прудон П. -Ж. Что такое собственность? или Исследование о принципе права и власти // Прудон П. -Ж. Что такое собственность? М. «Республика». 1998.

3. Прудон П. -Ж. Бедность как экономический принцип // Прудон П. -Ж. Что такое собственность? М. «Республика». 1998.

4. Кропоткин П.А. Взаимопомощь как фактор эволюции. М. Самообразование. 2007.

5. Кропоткин П.А. Справедливость и нравственность // Анархия, её философия, её идеал. Сочинения. М. ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс. 1999.

6. Грав Ж. Будущее общество. СПб. «Голос труда». 1919.

7. Кропоткин П.А. Хлеб и воля. Современная наука и анархия. М. Издательство «Правда». 1990.

8. Дубинский М. [Дайнов М.-Э.-Р.] Наши задачи // Буревестник. Сент. -Окт. 1907. №№ 6 – 7.

9. Кропоткин П.А. Поля, фабрики и мастерские. Москва. Посредник. 1908.

10. Бакунин М.А. Всестороннее образование // Бакунин М.А. Анархия и Порядок: Сочинения. М. Изд-во ЭКСМО-Пресс. 2000.

11. Дамье В.В. Развитие анархо-коммунизма П.А. Кропоткина в либертарной мысли 1920-х – 1930-х годов // Пётр Алексеевич Кропоткин и проблемы историко-культурного моделирования цивилизации: материалы международной научной конференции. СПб. «Соларт». 2005. С. 51 – 58.

12. Щербак А. [Щербаков А.П.] Духоборы в Канаде // Перевал. Журнал свободной мысли. 1907. № 7. С. 18 – 27.

13. Щетинина Г.И. Л.Н. Толстой как социальный реформатор. Основные идеи и последователи. Конец XIX – начало XX века. М. ИРИ РАН. 1995.

14. Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений. М. 1954 г.

ECOLOGICAL PROBLEMS IN THE ANARCHIST MODELS

OF SOCIAL SYSTEM.

Already in the 19th century, in the anarchistic thought a current which viewing was formed the idea of harmony of the humans with their environment as one of the most important conditions for building of social just society. In the 80-90s of the 19th century, two basic approaches to solving of the ecological problems were worked out by the anarchists. The first approach, supported by P.A. Kropotkin, W. Morris, E. Reclus, E. Lopes Arango, as well as by theorists of Japanese and Argentine anarchists-communists, was oriented at construction of the social-economic society model based on the achievements of the modern science and technology but applying them as small flexible technologies, putting the production under the self-government and social control, rational use of natural resources, re-orientation at the agriculture development, desurbanisation, adjustment of the settlements type and architecture to the natural landscape. The second approach represented by the Christian anarchists and the sect of duchobors-svobodniks was connected with orientation at the total refusal of modern industrial society and return to the traditional forms of production (tolstovtsi’s idea) and even at the total refusal of idea of human predomination over the nature and production in general (duchobors-svobodniks). In the 1960s, the ideas of these currents spread again in the anarchist and “new-left” movements due to increase in the people’s interest to the ecological problems. The first approach to solving the ecological problems was worked out by the theorists of eco-socialist currents in the anarchism (M. Bukchin, A. Gorz, Revolutionary anarcho-syndicalists confederation -  MPST members in modern Russia), and the other one is shown in the ideas of anarcho-primitivists  theorists (J. Zerzan), tending the productive economy to the primitive society.

Д.И. Рублев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

SovietHistory » Социализм » Решение экологических проблем в анархистских моделях общественного устройства