Skip to main content

Рабочее сопротивление сползанию в Третий мир

Рабочее движение продолжает вести тяжелые оборонительные бои. Причины и поводы многочисленных трудовых конфликтов можно свести к одной: собственники и управляющие предприятий просто списывают людей со счетов. В нашу жизнь возвращаются такие явления, как многомесячные задолженности по зарплате, не говоря уже о нежелании ее повышать. Это как будто было понятно и кое-как объяснимо в 90-е годы прошлого века, когда невыплата зарплаты сотрудникам считалась чем-то само собой разумеющимся, а ответом на все вопросы звучали как мантра слова о «нехватке средств» и «тяжелой экономической ситуации в стране».

В конечном счете, крайними во всех бедах становились «коммунисты, доведшие страну до разрухи». Но реформы идут полным ходом уже полтора десятка лет, официальные лица бодро вещают с экрана о подъеме экономики и беспрецедентных золотовалютных доходах. Так что причина социальных проблем – сама существующая система. Кивать на прошлое и мировую конъюнктуру нельзя.
Рабочие не хотят в Российскую империю Рвется там, где узко. Первыми страдают наиболее обездоленные – работники, приехавшие из республик бывшего СССР – той страны, где мы родились. Рабочим ДОНстроя в Москве, где трудятся гостарбайтеры, зарплату не платили с августа 2005 г.

В начале ноября начальник СМУ-1 пообещал рассчитаться с рабочими к 15-му числу месяца, но рабочие, прекрасно помня, каким это обещание было по счету, решили не рассчитывать на заверения руководства, и начали забастовку. Еще весной завершился многомесячный период забастовок, результатом которых стали выплаты задолженностей. Однако, судя по всему, этот опыт руководство ДОНстроя образумил ненадолго. На гостарбайтерах предприниматели отрабатывают способы «экономии» на зарплате остальных трудящихся.

Так, размер зарплат на ЗИЛе, выплачиваемых с большими задержками, едва дотягивают до прожиточного минимума. Однако, в погоне за снижением издержек руководство даже такие зарплаты находит недопустимо высокими, все больше предпочитая использовать рабский труд солдат-срочников и полурабский — приезжих из Молдавии. Использование плохо подготовленных работников там, где требуется квалифицированный труд, добивает и без того неважное качество отечественных автомобилей. Если экономить администрация готова на зарплате работников всех национальностей, то при угрозе организованного протеста рабочих она тут же вспоминает о «национальном вопросе»: неоднократно делались попытки натравить русских рабочих на приезжих из других республик. Интересно, что древний трюк перевода социальных проблем в русло проблем национальных (и, как следствие, их удвоение с выгодой для себя) не сработал, и в целом внимание рабочих от основных виновников их бед отвлечь не удалось.

Зависимость работника от работодателя усиливается и тем, что значительное число рабочих проживают в общежитиях. По условиям они скорее напоминают бараки, плата сопоставима со стоимостью аренды квартиры в Москве, и так как зарплаты рабочих на нее явно не хватает, они отдают часть заработанных денег за жилье, остаток записывается в виде долговых обязательств. В ультимативной форме под угрозой увольнения рабочим предлагается в десятидневный срок выселить из общежитий собственных несовершеннолетних детей.

Жилищный вопрос в наших широтах традиционно остается одним из самых острых, и подобных шуток со стороны чиновников люди не понимают. Было создано Движение Общежитий Москвы и Московской области. Характер трудовых конфликтов, таким образом, все более напоминает ситуацию начала ХХ века, когда в Российской империи отношения работников с предпринимателями были отягощены полу-крепостническими пережитками. Это – естественный результат сползания индустриального сектора России к обществу Третьего мира.   Рабочие не хотят в Третий мир Такое понимание ситуации позволяет понять, почему рабочие протестуют не только будучи доведенными до отчаянного положения: в ноябре во Всеволожске в Ленинградской области на относительно «благополучном» заводе Ford Motor Company прошла итальянская забастовка.

На первый взгляд такой оборот событий выглядит неожиданным: средняя зарплата рабочего в несколько раз несколько раз превышает зарплату его коллеги с российского предприятия, хотя при этом она в десять раз меньше, чем у рабочих заводов Ford в Америке. Однако, руководство компании, судя по всему, сочло, что раз работники получают не самые маленькие по местным меркам деньги, они должны быть настолько лояльными, что любые начинания руководства должны воспринимать с благодарным поклоном. В том числе и увеличение с 1-го января норм выработки в два раза. Благодарность рабочих, однако, превзошла ожидания менеджеров: в конце сентября заводской профсоюз выдвинул требования:

1) Равная оплата за труд равной ценности;
2) Повышение заработной платы на 30%;
3) 13 зарплата в размере среднемесячной;
4) Создание паритетной комиссии по использованию средств социального
страхования.

Как видно, требования рабочих весьма скромны – даже при  условиях их выполнения и, соответственно, увеличении зарплаты на 30% при увеличении темпов производства на 100% получилось бы, что рабочих без всяких на то оснований лишили части заработанных денег.

В результате работы специально созданной согласительной комиссии требования рабочих были выполнены лишь в небольшом объеме, и в результате 21 ноября была объявлена итальянская забастовка, то есть рабочие выполняли только операции, предусмотренные должностными инструкциями и оговоренные в трудовом договоре. За неделю компания недополучила около 20% продукции, но на уступки не пошла, ограничившись лишь абстрактным желанием продолжить переговоры.

Таковы последствия импорта капитала, превращение российских предприятий в часть глобальной экономической периферии, экономики Третьего мира. А это как минимум несправедливо.

Топ-менеджеры предприятий со своей стороны с позицией по вопросу о справедливости уже определились – в их понимании это явление безусловно вредное. Недавно президент российского подразделения алюминиевого гиганта Alcoa заявил, что одним из весьма существенных недостатков российской (или, как он ее называл, «советской») модели управления является «обостренное чувство справедливости». В качестве примера он с возмущением поведал историю, как в ответ на его предложение повысить зарплату «лучшим работникам» на 11% его российские подчиненные заявили о необходимости поднять ее всем сотрудникам предприятия.

Кочки сопротивления в болоте глобализации Социальная деградация 90-х, сломавшая привычный ритм жизни миллионов людей, похоже, закончилась только в эфире центральных телеканалов. Годы идут, а люди без будущего с сомнительных успехом пытаются найти лучшую долю. Кто-то в ее поисках уезжает на Запад и получает возможность в полной мере почувствовать, что такое «быть никем» — русские официанты и таксисты с ученой степенью давно перестали быть вызывать удивление.

Для регионов России и бывших союзных республик иллюзией процветания манит Москва. Но и здесь приезжих встречает тот же Третий мир – они получают гроши за тяжелый труд, часть которых уходят на всевозможные поборы. А сами жители центральных городов надеются на приход богатых и успешных компаний, которые создадут вдоволь привлекательных рабочих мест. Однако, на действительно хорошую работу попадают немногие, и скорее всего – по родственным связям и по знакомству. А вот участь рабочих «эффективных» западных компаний – производительная гонка и экономия на заработной плате.

Глобализация – это хорошо продуманное болото. Ты погружаешься в него, но до последнего момента тебя убеждают, что улучшения вот-вот наступят. Уже накоплен золотовалютный запас, уполуторилось ВВП… Настойчивое желание российского мещанина «выбиться во дворянство», стать «одним из», возвыситься над менее успешными соседями и составляет одну из основ жизнеспособности системы, до поры до времени делающую ее непобедимой. Большинство населения все еще внушаемо, и пока довольствуется надеждами на человеческое лицо капитализма. Но это лицо улыбается только бюргерам стран Запада. А к остальному миру капиталистическая фортуна давно повернулась задом. Пряников не хватает на всех. Там, где люди труда это поняли, у них появляется шанс выбраться из болота, у них появляется точка опоры – их собственная солидарность. Следующая задача – понимание того, чем можно заменить капитализм. Роман Крецул

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

SovietHistory » Информационал » Рабочее сопротивление сползанию в Третий мир